Государственная программа Республики Край по борьбе с терроризмом и религиозным экстремизмом

Противодействие и профилактика религиозного экстремизма заявлены в Казахстане как одно из приоритетных направлений государственной политики. Для этого совершенствуется законодательная база, принимается множество государственных программ, создаются всевозможные государственные и общественные органы, уполномоченные решать эти вопросы. Что грозит тому, кто занимается терроризмом и экстремизмом в Казахстане, читайте в материале Informburo.kz.

Версия для печати

Государственная программа к противодействию религиозному экстремизму и терроризму. В настоящее время борьба с религиозным экстремизмом и терроризмом является актуальной проблемой в нашей стране, в этом направлении ведется определенная работа. Глава государства также отметил необходимость усиления борьбы с проявлениями терроризма и экстремизма.

В частности, он сказал, что  стабильность и национальная безопасность являются основными условями осуществления нового политического курса что для нас сейчас важно вынести приоритеты комплексной реформы правоохранительной системы, критически оценивая успех и выявляя проблемы. Наметить пути дальнейшей модернизации правоохранительной системы.

В соответствии с поручениями, данными Президентом Республики Нурсултаном Назарбаевым в Послании народу Казахстана «Стратегия! «Казахстан -2050» — новый политический курс состоявшегося государства» соответствующие государственные органы проводят работу по подготовке государственной программы по борьбе с религиозным экстремизмом и терроризмом в Республике Казахстан на 2013-2017 годы.

Главный специалист Шардаринского районного суда

Председатель Военного суда Алматинского гарнизона Жайлаубай Ж. провел семинарское занятие в РГУ «Военно-инженерный институт радиоэлектроники и связи» на тему: «Государственная программа по противодействию религиозному экстремизму и терроризму в РК», посвященное профилактике экстремизма и терроризма среди военнослужащих.

В мероприятии приняли участие начальник института полковник Мустабеков А., а также профессорско–преподавательский и личный состав военнослужащих военного института.

В ходе своего выступления Жайлаубай Ж. отметил, что государственная программа по противодействию религиозному экстремизму и терроризму была принята указом Главы государства в 2013 году, целью которой явилось повышение уровня антитеррористической осведомленности общества, а также ограждения военнослужащих от проникновения экстремистских идей и течений.

Кроме того председательствующий проинформировал участников мероприятия о том, что в программу также включен комплекс мероприятии по укреплению пограничного и миграционного контроля, а также усилению контроля за оборотом оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ.

В завершении, председатель суда призвал участников семинарского занятия способствовать нейтрализации предпосылок для терроризма и его причин.

Пресс-служба Военного Суда РК

Баспаға арналған нұсқасы

Что такое терроризм и экстремизм?

18 февраля 2005 года в Казахстане был принят Закон «О противодействии экстремизму» под номером 31. Согласно закону, экстремизм – это совершение физическим и (или) юридическим лицом, или объединением, признанными в установленном порядке экстремистскими, следующих действий и целей:

  • насильственное изменение конституционного строя;
  • нарушение суверенитета Республики Казахстан, целостности, неприкосновенности и неотчуждаемости её территории;
  • подрыв национальной безопасности и обороноспособности государства;
  • насильственный захват власти или насильственное удержание власти;
  • создание, руководство и участие в незаконном военизированном формировании;
  • организация вооружённого мятежа и участие в нём;
  • разжигание социальной, сословной розни (политический экстремизм).

Терроризм – это идеология насилия и практика воздействия на принятие решения государственными органами, органами местного самоуправления или международными организациями путём совершения либо угрозы совершения насильственных и (или) иных преступных действий, связанных с устрашением населения и направленных на причинение ущерба личности, обществу и государству.

«Экстремистские действия – это непосредственная реализация вышеуказанных действий, включая публичные призывы к ним. Туда же можно отнести пропаганду, агитацию и публичное демонстрирование символики экстремистских организаций. В свою очередь, под понятие террористических действий или акта терроризма подпадает совершение или угроза совершения взрыва, поджога или иных действий, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба», – рассказали в Управлении общественного развития города Алматы.

Психолог, сотрудник Центра консультации и реабилитации при Управлении общественного развития города Алматы Бауыржан Ахметов объясняет алгоритм работы террористов и экстремистов.

«Многие адепты нетрадиционных деструктивных религиозных течений выбирают устрашение, психологическое давление для реализации своих целей, так как часто применяется метод «Кто не с нами, тот против нас». Лидеры таких течений убеждают своих последователей в том, что только определённые жёсткие действия могут дать толчок для реализации их планов. Чаще выставляя эти действия как борьбу за справедливость. Они подкрепляют эти действия определёнными обещаниями и вознаграждениями от божественной милости. Таким образом, методично, они создают идеологию, которая впоследствии и является целью манипуляции адептами», – говорит он.

Управление по делам религий города Алматы (Управление) является государственным органом, который реализует государственную политику в сфере религии на территории города Алматы.

Напомним, что в целях обеспечения безопасности человека, общества и государства от насильственных проявлений религиозного экстремизма и угроз терроризма Правительством РК утверждены Концепция государственной политики в религиозной сфере РК на 2017-2020 годы и Государственная программа противодействия религиозному экстремизму и терроризму в РК на 2018-2022 годы.

Значительная часть задач и индикаторов, заложенных в вышеуказанных документах, на территории города Алматы системно координируется управлением.

Основные задачи и направления работы по реализации государственной политики в религиозной сфере вытекают из вышеуказанных документов. В частности это:

  • укрепление светских принципов и обеспечение прав граждан на свободу совести;
  • обеспечение условий для полноценного функционирования религиозных объединений;
  • недопущение деятельности деструктивных религиозных течений, подрывающих национальную безопасность, конституционные основы светского государства и способствующих радикализации отдельных групп населения;
  • усиление информационно-разъяснительной работы среди населения, направленной на разъяснение мер, реализуемых государством по сохранению стабильности, межэтнического и межконфессионального согласия в обществе, формированию у граждан иммунитета к деструктивной религиозной идеологии.

Какова ситуация с религиями в городе Алматы в настоящее время?

Религиозная ситуация, по данным управления, кардинально изменилась по сравнению с 2010 годом, так как в 2011 году был принят Закон РК «О религиозной деятельности и религиозных объединениях», после которого прошла масштабная перерегистрация религиозных объединений. Многие религиозные организации, имевшие деструктивную направленность, не прошли регистрацию.

Справка. На сегодняшний день в городе Алматы действует 181 зарегистрированное религиозное объединение, они представлены 17 конфессиями (всего в РК представлены 18 конфессий). В городе функционируют 113 культовых учреждений (51 мечеть, 19 православных церквей и соборов, два католических прихода, одна синагога, одно культовое здание Вон-буддийской конфессии, 34 культовых пункта протестантской конфессии, 4 – Свидетелей Иеговы, 1 – Новоапостольской церкви).

По сравнению с 2015 годом в текущем году работа приобрела более точечный характер. К примеру, с 2016 года начал свою работу Центр консультации и реабилитации Управления по делам религий и за это время проведены консультационные, профилактические и реабилитационные мероприятия в отношении нескольких тысячи лиц, попавших под влияние деструктивных религиозных течений.

Также в связи с развитием цифровых технологий приобретает актуальность работа в интернет-пространстве, где многие адепты деструктивных религиозных организаций вербуют своих жертв. В свою очередь управление на постоянной основе проводит мониторинговые работы в интернет-пространстве и социальных сетях в целях своевременного реагирования на источники пропаганды деструктивной идеологии.

В формате онлайн. Что сделано для борьбы с радикальными религиозными течениями в этом году?

Как было отмечено выше, работа управления направлена на профилактику религиозного экстремизма и терроризма, а также на формирование иммунитета у населения к радикальным религиозным течениям.

С начала года проведены комплексные мероприятия с населением профилактического и реабилитационного характера. Однако в текущем году пандемия внесла свои коррективы в работе не только управления, но и всех госорганов.

В связи с этим, а также учитывая интернетизацию населения, работа была переведена в онлайн-формат. В частности, функционируют официальные аккаунты Управления по делам религий в социальных сетях, где проводятся прямые эфиры с участием квалифицированных экспертов и религиоведов. До конца года планируется проведение около 100 мероприятий с участием экспертов в области религии, истории, культуры, философии, юриспруденции и др.

Также с начала текущего года посредством работы Центра реабилитационные мероприятия проведены с 884 лицами, в результате которых 52 человека реабилитированы и перешли в традиционный ислам, а ещё 135 человек адаптированы к ценностям казахстанского общества.

Вместе с тем в Алматы проживают 13 женщин и 33 ребёнка, возвращенных в рамках операций «Жусан». В результате проведённых работ две женщины реабилитированы после радикальной идеологии, а восемь женщин адаптированы к ценностям казахстанского общества. Наряду с этим пять женщин трудоустроены, а 10 детей школьного возраста обеспечены всеми школьными принадлежностями.

Кроме того, продолжается работа по выявлению учёта, оценки и блокирования противоправных материалов в интернете.

С начала года были обнаружены 1295 аккаунтов, распространяющих материалы деструктивного характера, из которых 1056 были заблокированы по результатам рассмотрения Комитета по делам религий Министерства информации и общественного развития Республики Казахстан.

К сожалению, эта угроза не обошла стороной и наше государство. Казахстанское общество испытывает постоянное беспокойство от вспышек сего зла. Это — общегосударственная проблема, связанная с обеспечением национальной безопасности страны в целом. Существует широкий спектр проявлений террористического плана, которые относятся к внутреннему терроризму:

  • 1) действия, связанные с террористической акцией (организация, планирование, подготовка и реализация);
  • 2) подстрекательство к любым проявлениям терроризма;
  • 3) организация и участие в каких-либо преступных формированиях для совершения террористических акций;
  • 4) пособнические действия, выражающиеся в вербовке, вооружении, обучении и использовании террористов;
  • 5) финансирование и иное содействие терроризму.
Читать также:  Программа государственных внешних заимствований российской федерации является документом в виде

В Казахстане террористическая деятельность признана на законодательном уровне одной из угроз безопасности страны. Такой подход можно увидеть в Законе РК «О национальной безопасности Республики Казахстан» 1998г., где в ст. 5 устанавливается перечень угроз. Согласно Закону, «угрозами национальной безопасности Республики Казахстан являются: разведывательная, террористическая, диверсионная и иная направленная на нанесение ущерба национальной безопасности Казахстана деятельность специальных служб и организаций иностранных государств, а также отдельных лиц». Также, если рассматривать экстремизм как преступление, то в Законе РК « О противодействии экстремизму» ярко отображены основные цели.

Противодействие терроризму и религиозному экстремизму в Казахстане имеет превентивную направленность и является одним из направлений в обеспечении национальной безопасности страны. Основной и важнейший курс противодействия экстремизму и терроризму в РК является научно-правовая база. Отправной точкой по предупреждению и пресечению преступлений, угрожающих национальной безопасности Республики Казахстан, стало введение в действие с 1 января 1998 г. Уголовного и Уголовно-процессуального кодексов Республики Казахстан. Закон РК «О борьбе с терроризмом» (1999г.) определил правовые и организационные основы противодействия терроризму в нашей стране.

Последовательная реализация единой антитеррористической политики при четком разграничении компетенции государственных органов и координирующей роли Комитета национальной безопасности была определена следующими документами: Указ Президента Республики Казахстан от 10 февраля 2000 г. № 322 «О мерах по предупреждению и пресечению проявлений терроризма и экстремизма»; Государственная программа борьбы с терроризмом и иными проявлениями экстремизма и сепаратизма в Республике Казахстан на 2003-2005 гг. и пролонгированная на 2004-2007 гг.; Закон РК от 18 февраля 2005 г. «О противодействии экстремизму»; Закон РК от 12.11.2008 г. «О внесении дополнений и изменений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам обеспечения национальной безопасности», предусматривающий уголовную ответственность за финансирование террористической и экстремистской деятельности, а также запрет на пропаганду идей терроризма и экстремизма; Закон РК от 28.08.2009г. №191-IV «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных незаконным путем, и финансированию терроризма», в соответствии с которым создан соответствующий уполномоченный орган – Комитет финансового мониторинга Министерства финансов; Инструкция по организации и проведению борьбы с терроризмом в Республике Казахстан, предусматривающая порядок взаимодействия заинтересованных государственных органов при осуществлении контртеррористических операций; 8 апреля 2010 года принят Закон РК «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам противодействия терроризму» N 266-4, которым корректируются 5 кодексов и 11 законов, в соответствии с международными нормами устанавливаются принципы и модель государственной системы противодействия терроризму; Принята Государственная программа по противодействию религиозному экстремизму и терроризму в Республике Казахстан на 2013-2017 годы, утвержденная Указом Президента Республики Казахстан от 24.09.2013 года №648. Основной целью данной Программы является обеспечение безопасности человека, общества и государства посредством предупреждения проявлений религиозного экстремизма и предотвращения угроз терроризма.

Казахстан присоединился к 14 международным универсальным инструментам по борьбе с терроризмом. Государство прилагает всевозможные усилия для сохранения стабильной обстановки на территории страны. Проделана значительная работа по созданию и совершенствованию законодательной и организационной базы для выявления и пресечения предпосылок экстремизма и терроризма, выработана система мер обеспечения безопасности общества от угрозы терроризма, эффективность которой последовательно повышается. Естественно, определяющим фактором в противодействии международному терроризму и религиозному экстремизму недостаточны лишь правовые методы. Поэтому государственные органы в пределах своей компетенции на территории реализуют следующие профилактические меры, направленные на предупреждение экстремизма и терроризма:

В конце марта правительство Казахстана утвердило новую Государственную программу по противодействию религиозному экстремизму и терроризму на 2018-2022 годы. Ее цели и задачи во многом перекликаются с Концепцией государственной политики в религиозной сфере до 2020 года, которая в том числе борется с недопущением использования религии в деструктивных целях. О том, какие результаты в этом направлении уже были достигнуты, и что еще предстоит сделать, мы беседуем с научным сотрудником ОО «Конгресс религиоведов», магистром истории Серикболом Биляловым.

– Тот факт, что правительство решило продлить госпрограмму до 2022 года, говорит о том, что еще не все проблемы в этом направлении были решены. А как вы оцениваете результаты предыдущей госпрограммы, которая была рассчитана на 2013-2017 годы?

Первыми тревожными сигналами стало участие группы казахстанцев в террористической деятельности на территории Афганистана и Пакистана, в том числе в составе террористических банд на Кавказе. С появлением международной террористической организации ИГИЛ в Сирии и Ираке они лишь усилились.

Учитывая эти и другие угрозы, в Казахстане приступили к разработке комплекса мер по предотвращению дальнейшего роста радикализации населения и вовлечения казахстанцев в террористическую деятельность. Благодаря усилиям всех государственных органов была подготовлена и утверждена Государственная программа по противодействию религиозному экстремизму и терроризму на 2013-2017 годы. После ее завершения было принято решение разработать новую программу на последующие четыре года.

Поначалу многие эксперты сомневались в успехе данного документа, однако время показало его значимость и эффективность. Единственным упущением государственных органов, на мой взгляд, стало отсутствие открытых данных по реализации госпрограммы, в частности, не были озвучены ее достижения и недоработки, что не позволяет в полной мере судить о ее результативности. Остается надеяться, что ошибки и недочеты старой госпрограммы были учтены при разработке новой госпрограммы на 2018-2022 годы.

– Много ли было фактов задержания террористов или предотвращения террористических актов на территории страны за те четыре года, что действовала предыдущая госпрограмма?

– В рамках реализации госпрограммы на территории Казахстана решением судебных органов была запрещена деятельность ряда экстремистских и террористических организаций – «Таблиги Джамагат» (2013 год), «Ат-такфируаль-хиджра» (2014 год), ИГИЛ и «Фронт ан-Нусра» (2015 год). С 2013 года благодаря скоординированной работе спецслужб на ранней стадии приготовления предотвращены и сорваны 27 насильственных экстремистских акций террористического характера (2013 год — 8, 2014 год —3, 2015 год—4, 2016 год — 12).

За последние пять лет предотвращен выезд в зоны террористической активности 608 рекрутовказахстанцев (2013 год — 168, 2014 год — 136, 2015 год — 151, 2016 год — 91, 2017 год – 62). В 2017 году 125 казахстанцев вернулись из сирийскоиракской зоны, 57 из них были осуждены. Кроме того, были сорваны или блокированы намерения 91 гражданина РК к выезду за границу для участия в боевых действиях на стороне международных террористических организаций.

Но это лишь малая часть открытой информации КНБ, многое остается под грифом секретности.

– Для наведения порядка в религиозной сфере помимо госпрограмм было создано еще и целое министерство. Осенью ему исполнится два года. Что удалось сделать новому ведомству за этот период?

– Министерством по делам религий и гражданского общества, вопервых, было структурировано религиозное поле. Сегодня в стране официально зарегистрированы и осуществляют свою деятельность в рамках законодательства 3715 религиозных объединений, представляющих 18 конфессий. Также была проведена работа по совершенствованию нормативных правовых актов, регулирующих религиозную сферу, а именно проекта закона «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РК по вопросам религиозной деятельности и религиозных объединений», который предусматривает 53 поправки в 12 законодательных актах. В настоящее время она находится на обсуждении в парламенте РК.

Еще одним важным шагом профильного ведомства в данном направлении стала разработка Концепции реализации государственной политики в религиозной сфере на 2017-2020 годы. Она направлена на совершенствование государственно-конфессиональных и межконфессиональных отношений, развитие светских устоев государства и недопущение использования религии в деструктивных целях.

Во-вторых, была организована системная реабилитационная и широкая информационноразъяснительная работа с населением по вопросам религиозной сферы. В 2017 году членами 249 информационно-разъяснительных групп проведено свыше 60 тыс. разноформатных мероприятий с населением, с охватом 2 млн. 500 тыс. человек. Для членов групп разработано более 50 методических материалов, проведено обучение 3 тыс. лекторов.

Сейчас в регионах успешно функционируют реабилитационные центры по оказанию помощи пострадавшим от деятельности деструктивных течений. Только недавно в Алматы открылся новый центр по реабилитации жертв религиозного экстремизма и приверженцев деструктивных культов. В настоящее время реабилитацию в центре проходят 186 человек.

В-третьих, созданы условия для развития системы религиозного образования. На 2017-2018 учебный год увеличен госзаказ на высшее и послевузовское образование на 10 тыс. грантов. Из зарубежных теологических учебных заведений возвращены в страну 104 студента, от выезда на учебу отведены 223 человека.

Как известно, в новом законопроекте имеются нормы, которые допускают получение духовного образования за рубежом только для тех граждан, кто уже получил высшее духовное образование в стране, либо с одобрения религиозных объединений.

Также при содействии МДРГО на базе исламского университета «Нур-Мубарак» с 2016 года организована работа Института переподготовки имамов в сфере профилактики экстремизма.

– Опыт каких стран был использован при разработке этих госпрограмм?

– При разработке старой и новой госпрограмм учитывался в основном передовой опыт ряда стран Европы и Ближнего Востока в части профилактики и противодействия распространению религиозного экстремизма и терроризма. Для его изучения был организован выезд специалистов государственных органов в разные страны, а по итогам этих поездок подписан ряд меморандумов сотрудничества между правоохранительными органами.

Читать также:  Рекламодатели получат от государства компенсацию затрат на рекламу российских производителей компьютеров. Ежегодно на это требуется 1 миллиард рублей

Причем наибольший интерес у наших специалистов вызвал успешный опыт Объединенных Арабских Эмиратов и Саудовской Аравии в вопросах дерадикализации осужденных лиц. По линии Министерства по делам религий и гражданского общества РК даже были организованы ряд встреч с руководством Международного центра «Хедая» по противодействию насильственному экстремизму.

Эта организация создана в 2012 году по инициативе Объединенных Арабских Эмиратов. Она ведет активную работу по подготовке соответствующих кадров, разработке и распространению успешных методов противостояния экстремизму.

Уверен, что принимаемые государством меры по нейтрализации угроз религиозного экстремизма и терроризма не позволят деструктивным силам изменить стабильность и согласие в нашей стране, а разработка новых стратегических программных документов и их реализация позволят минимизировать или вовсе предотвратить рост негативных тенденций в религиозной сфере.

С 2011 по 2016 год на территории Казахстана произошёл ряд террористических атак, среди которых нападение на воинскую часть в Актобе и нападение на здание Алмалинского РУВД (оба – 2016 год). К сожалению, даже такие громкие дела не смогли быть предотвращены на стадии планирования. Тем не менее за тот же период спецслужбами КНБ РК проведены не только расследования этих актов насилия, но и четыре масштабных спецоперации в Атырауской, Актюбинской и Алматинской областях. Согласно данным КНБ, на июнь 2019 за преступления, связанные с терроризмом и религиозным экстремизмом, осуждены и отбывают наказание 662 казахстанца. Усложняет ситуацию с контртеррористической деятельностью и тот факт, что в республике, в том числе на законодательном уровне, нет максимально ясных категорийных определений терроризма и экстремизма.

«В Казахстане отсутствует термин «насильственный экстремизм» в понятийном аппарате и как следствие – на законодательном уровне. Слишком размытое определение терминов «экстремизм» и «терроризм» заметно осложняет работу по предупреждению и противодействию», – отметила в своей статье для CABAR.asia директор Центральноазиатского института стратегических исследований Анна Гусарова.

Доказательством этому служит тот факт, что до сих пор в обществе и структурах власти ведутся дискуссии об отношении к приверженцам салафизма. В 2016 году, после теракта в Актобе, Елбасы сообщил, что главная экстремистская угроза исходит от радикальных салафитов. Его слова подтвердил в 2017 году заместитель председателя КНБ РК Нургали Билисбеков, отметив, что салафизм выступает основой для формирования новых радикальных направлений. Диспуты о свободе вероисповедания и противоборстве терроризму идут в стране до сих пор. Тем временем свою нелегкую работу выполняют и сотрудники КНБ. Чего они достигли за это время?

Какие теракты были предотвращены?

Государственная программа Республики Край по борьбе с терроризмом и религиозным экстремизмом

В проекте государственной программы по противодействию религиозному экстремизму и терроризму на 2018-2022 годы говорится, что спецслужбам удалось нейтрализовать порядка 30 терактов на территории Казахстана с 2014 по 2017 год. Антитеррористическая деятельность в стране не прекращается ни на день. Вот три крупных операции за последние два года, доказывающие это.

  • Апрель 2019 года – спецслужбами был задержан мужчина за подготовку теракта в одном из ТРЦ Алматы. В его квартире был обнаружен арсенал огнестрельного оружия. Также задержанного осудили за пропаганду терроризма и разжигание религиозной вражды. Тюремный срок – 10 лет.
  • Сентябрь 2019 года – сотрудниками КНБ РК были задержаны семеро граждан Таджикистана. Они планировали серию взрывов в Алматы: в Иверско-Серафимовском женском монастыре по улице Хамиди и в здании АТФ Банка по улице Маметовой. Их осудили на 12-18 лет без права въезда в Казахстан.
  • Март 2020 года – КНБ провёл спецоперацию, в ходе которой был задержан житель Алматы, приверженец запрещённой в Казахстане группировки ДАИШ. Он подозревался в подготовке серии терактов в местах скопления людей во время празднования Наурыза. У задержанного были изъяты две боевые гранаты. Расследование по его делу продолжается.

Какие правовые акты действуют против террора?

В помощь силовым структурам в борьбе с терроризмом и экстремизмом выступает закон Казахстана. Благодаря ключевым документам выявляются основные принципы деструктивных организаций. К примеру, в Законе РК «О противодействии экстремизму» от 2005 года говорится о трёх типах экстремизма: 1) Разжигание религиозной вражды. 2) Способствование розни, связанной с насилием или призывами к насилию. 3) Применение любой религиозной практики, вызывающей угрозу безопасности, жизни, здоровью, нравственности или правам и свободам граждан.

Второй закон – «О противодействии терроризму» от 1999 года – описывает свой ключевой термин, как «идеологию насилия и практику воздействия на принятие решения государственными органами, органами местного самоуправления или международными организациями путём совершения либо угрозы совершения насильственных и (или) иных преступных действий, связанных с устрашением населения и направленных на причинение ущерба личности, обществу и государству».

Ещё один важный документ в помощь КНБ – уже упомянутая программа по противодействию религиозному экстремизму и терроризму на 2018-2022 годы. Она призвана усилить методы борьбы с деструктивными организациями, структурировать алгоритмы действий спецслужб, повысить эффективность проводимой работы, в том числе просветительской и информационной.

Какие ещё меры принимаются в борьбе с экстремизмом?

В Казахстане сложилась такая тенденция, что почти все теракты направлены на представителей силовых ведомств – 85% от общего числа пострадавших от рук террористов – это полицейские, военнослужащие и спецслужбы. В связи с этим особый акцент в борьбе с экстремизмом и терроризмом делается на подготовку профессиональных кадров в КНБ и МВД, повышению их квалификации и усилению их методов ведения контртеррористических операций как в республиканском, так и в местном масштабе. К примеру, в октябре 2020 года оперативным штабом по борьбе с терроризмом Нур-Султана были проведены плановые антитеррористические учения «Нур-Султан – Антитеррор-2020». Целью обучающей спецоперации была отработка практических умений силовиков в максимально приближенным к реальности условиям.

В остальном методология по противодействию деструктивным религиозным организациям сводится к четырём принципам:

  • улучшение системы реагирования на акты насилия со стороны деструктивных религиозных группировок и минимизация последствий от них;
  • изучение новых методов выявления и пресечения терактов и других террористических и экстремистских проявлений;
  • минимизация влияния внешних факторов на радикализацию населения Казахстана;
  • просветительская и информационная деятельность среди населения Казахстана, в том числе пояснение спорных моментов в религиозных писаниях, культуре и терминологии, формирование иммунитета в обществе по отношению к деструктивным организациям.

Стоит отметить, что борьба с терроризмом и экстремизмом ведётся спецслужбами и в Сети. По данным КНБ, только в 2018 году на просторах казнета было заблокировано более 620 тысяч материалов, носящих характер террористической пропаганды и разжигания межрелигиозных распрей, в 2016 году эта цифра составляла 700 тысяч материалов. Помимо того с 2011 по 2013 год было блокировано более 1500 сайтов аналогичной тематики.

Чтобы усилить контрмеры по борьбе с терроризмом и экстремизмом, а также более доступными методами объяснить населению важность темы, пресс-служба КНБ сняла ряд документальных роликов и фильмов, в том числе «Цветы в оковах» – фильм, повествующий о женщинах, отбывающих наказание за преступления, связанные с религиозным экстремизмом и терроризмом, а также киноленту об успешно проведённой в 2019-2020 годах гуманитарной спецоперации «Жусан». В её рамках из охваченной боевыми действиями Сирии было доставлено на родину почти 600 граждан Казахстана, среди которых были женщины, дети, а также воинственно настроенные приверженцы деструктивных организаций. Со всеми ними ведётся просветительская работа, по некоторым прибывшим заведены уголовные дела.

Кроме того, Комитет национальной безопасности разработал специальную памятку населению по предупреждению актов терроризма.

Как Управление по делам религий Алматы помогает КНБ?

Управление по делам религий Алматы тесно сотрудничает с Комитетом национальной безопасности РК и проводит следующую работу в помощь по борьбе с деструктивными религиозными организациями:

  • просветительская деятельность в своих официальных аккаунтах в соцсетях и на сайте;
  • создание интерактивной карты с указанием на ней всех культовых религиозных мест Алматы;
  • съёмка и распространение информационных роликов и художественно-документальных фильмов по указанной тематике.

Кроме того, в состав Управления входит Центр реабилитации и консультации, в котором регулярно помогут пройти реабилитацию жертвам деятельности деструктивных организаций. За четыре года существования центра его специалисты помогли более 4000 жертв деструктивных организаций. Помимо этого в рамках проекта действует горячая линия по номерам 114 и 8 (800) 080-51-14 для консультации по всем волнующим религиозным и просветительским вопросам и помощи в реабилитации казахстанцев.

Внутренние аспекты религиозного экстремизма в Казахстане анализируют директор Института геополитических исследований, главный научный сотрудник Института истории и этнологии им. Ч. Валиханова Асылбек ИЗБАИРОВ и докторант Института дипломатии Академии Государственного Управления при Президенте РК Аскар БАТТАЛОВ

Сегодня одним из главных факторов риска для Казахстана является . Данный фактор (особенно в ряде проблемных регионов) с легкостью может быть использован внешними центрами силы для дестабилизации социально-политической обстановки в стране.

Специфика данной проблемы состоит в том, что:

  • с одной стороны, религиозно-экстремистские группы в Казахстане относительно
  • с другой стороны, как показывает опыт Алматы (лето 2016 г.), даже террорист-одиночка способен нанести , особенно в плане общественно-политического резонанса.
Читать также:  Программа государственной поддержки многодетных семей в рф была создана правительством в 2008 году

С развитием исламского экстремизма в Казахстане, начало которого можно датировать 2011 г., отмечается переход деятельности экстремистов к террористическим методам борьбы, фазу вооруженного противостояния властям. Еще одной частью трагической цепочки событий стали теракты в г. Актобе в 2016 году, где участвовала в основном молодежь, и том же году теракт одиночки в г. Алматы.

Террористические акции в основном были направлены против правоохранительной системы, судов, исправительных учреждений и осуществлялись чаще путем взрывов, включая и вариант террористов-смертников. Тогда же о себе дали знать новые террористические структуры «Солдаты Халифата» (Джунуд аль-Халифат), «Защитники религии» (Ансар-уд-дин), Батальон Бейбарса и др. Свое идейное начало казахстанские экстремисты и террористы берут с исламистского направления «такфиризм».

со стороны государства

Теракты 2016 года ознаменовали начало нового этапа по системному и комплексному усилению практических мер государства против насильственного экстремизма и терроризма. Был рассмотрен законодательный проект «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты по вопросам противодействия экстремизму и терроризму». Также в целях упорядочивание религиозных отношений была принята «Государственная программа по противодействию религиозному экстремизму и терроризму в Республике Казахстан на 2017-2020 годы» и утверждена указом Президента страны от 20 июня 2017 года новая Концепция государственной политики в религиозной сфере Республики Казахстан на 2017- 2020 годы

Основную причину терактов государство усмотрело в росте религиозности среди населения, но мы понимаем, что здесь рост является естественным процессом в условиях открытости Казахстана. На наш взгляд, причиной активизации террористического подполья стали неправильные действия властей в узловых аспектах конфессиональной политики.

Опуская все известные причины ухудшения обстановки: религиозную безграмотность, изначальное отсутствие у населения идеологических и религиозных ориентиров, появление множества религиозных учений и организаций и пр. – самым главным фактором на сегодняшний день является противостояние религии и государства, которое стало результатом непонимания содержания термина «светскость». Некоторыми чиновниками термину был придан , что, понятно, создало проблемы во взаимоотношениях религии и государства, в восприятии связи между светскостью и духовностью. В итоге, есть впечатление, что государство работает не на борьбу с экстремизмом, а с  как таковой, все выглядит как наступление на нормы духовности и ислама.

демонстрирует возможность выбора одной из двух стратегий во взаимодействии между светским государством и исламом:

(в целом ряде стран данная стратегия показала свою тупиковость и непродуктивность)

(в т.ч. сотрудничество с «умеренным» исламом против радикального исламизма; ярким примером служит успешный опыт

Дезинформация и неправильное восприятие в этом вопросе могут послужить инструментарием, мотивацией для активных действий против государства.

Далее, дестабилизирующая активность радикальных религиозных структур может быть успешной только при наличии достаточно серьезных объективных внутренних предпосылок в самом казахстанском обществе. К примеру, ситуация на фоне давления на мусульман, а также социально-имущественного расслоения граждан РК может говорить о потенциальной опасности совпадения конфессионально-идеологических границ с социальными и политическими. Очевидно, что именно такой расклад является наиболее взрывоопасным.

В данном случае мы говорим о росте политизации ислама. Например, из-за действий властей по  ношения хиджаба, подаче светскости как наступления на ислам, многие умеренные верующие, следующие за ДУМК, конечно,  на отъезд в Сирию и/или террористические акты, однако более восприимчивыми к деструктивной агитации со стороны светской  – особенно это касается религиозной молодежи.

При этом указанные оппозиционные лидеры и группы, сугубо  и никак не связанные с тем же ДУМК, могут, апеллируя к таким понятиям как свобода совести, демократические нормы и права верующих.  от подобных тенденций для социально-политической стабильности в стране может в итоге оказаться , чем в результате экстремизма и терроризма. Следует заметить, что события т.н. «арабской весны» начались именно на стыке светской и религиозной оппозиции, в определенный момент сыгравших в унисон друг с другом.

Секрет массовости суфийских групп

Другим сценарием на фоне роста оппозиционных настроений в стране может стать развитие околомистической концепции синкретических суфийских направлений в долгосрочной перспективе ведет к синтезу» псевдорелигиозного мистицизма и этнического национализма «крови и почвы»

некоторых мистических суфийских групп состоит в том, что:

, оккультно-мистические движения  требуют от своих адептов какого-либо самоограничения, и уже поэтому распространяются быстрее;

, соединяясь с , дешевый мистицизм рождает воистину  с огромным разрушительным потенциалом.

Более того, именно в соединении мистицизма с национализмом  скрывается «секрет» успеха таких идеологий прошлого, как германский и японский фашизм в середине ХХ века.

Другим отрицательным фактом стало обострение внутриконфессиональных отношений среди мусульман, когда актуализировалось хабашитско-салафитское противостояние по узким вопросам акиды — богопредставления

Системной ошибкой ряда функционеров ДУМК (их в Казахстане условно называют «хабашитами») является чрезмерное внимание к абстрактным богословским спорам, вроде как «имена и качества Аллаха» («Рука Аллаха», «Лик Аллаха», «Вознесение на Трон» и т.п.), и превращение их в предмет горячей дискуссии.

Апогеем этих внутриисламских разборок по линии разделения на «традиционное» и «нетрадиционное» стала т.н. «грозненская фетва», принятая на исламской конференции в Грозном (27-29 августа 2016 г.), которая вызвала неоднозначную реакцию в мусульманской среде. Многие разделились в своей оценке правомерности толкования учения «Ахлю сунна валь Джамаа» в том виде, в каком это было сделано в резолюции религиозного форума в Чечне. А именно исключение «ахл-хадис» из «Ахлю сунна валь Джамаа», что привело к большому скандалу и расколу мусульманской уммы.

Мы должны помнить, что в свое время использование общественных диспутов стало для тех же экстремистов эффективным механизмом по распространению своего учения.

Вербовка и идеологические конструкции

В вербовке авторитеты такфириитов стали использовать тактику  искусственных диспутов с целью актуализации среди верующих сложных вопросов», что радикализации некоторых мусульман. Темы: «условия создания исламского государства», «что выводит человека из ислама», «оправдание по невежеству» и т.д. Они, по сути, и являются конструкциями исламистской радикальной идеологии.

Как государство борется с терроризмом и экстремизмом?

На сегодняшний день государство принимает комплекс мер по профилактике, предупреждению, выявлению и пресечению экстремистских и террористических проявлений.

«К примеру, в рамках противодействия религиозному экстремизму и терроризму были утверждены государственные программы «По противодействию религиозному экстремизму и терроризму в Республике Казахстан на 2013-2017 и 2018-2022 годы». В рамках реализации данных программ государственными органами принимается ряд мер, направленных на обеспечение безопасности человека, общества и государства от насильственных проявлений религиозного экстремизма и угроз терроризма», – рассказали в Управлении общественного развития города Алматы.

В свою очередь местные исполнительные органы, акиматы осуществляют профилактические мероприятия среди населения, формируют так называемый иммунитет у людей к радикальной религиозной идеологии и нулевую терпимость к деструктивным проявлениям.

«В частности, проводится комплекс разноформатных мероприятий разъяснительного, консультативного и реабилитационного характера с участием высококвалифицированных экспертов в области религии. С людьми беседуют профессиональные теологи, психологи, на консультации приходят и родственники радикально настроенных людей, которым тоже оказывается всесторонняя помощь», – рассказали в Управлении общественного развития города Алматы.

Строг к террористам и экстремистам и Уголовный кодекс Республики Казахстан. За подобные преступления грозят следующие виды наказания:

  • за акт терроризма (совершение взрыва, поджога или иных действий, создающих опасность гибели людей, причинение значительного имущественного ущерба), а также угрозу совершения указанных действий наказывают лишением свободы на срок от 6 до 10 лет с конфискацией имущества;
  • за пропаганду терроризма или публичные призывы к нему (изготовление, хранение или распространение материалов указанного содержания) наказывают лишением свободы на срок от 5 до 9 лет с конфискацией имущества;
  • за финансирование террористической или экстремистской деятельности и иное пособничество терроризму либо экстремизму (предоставление или сбор денег и (или) иного имущества, права на имущество или выгод имущественного характера, а также дарение, пожертвования, благотворительная помощь, оказание информационных и иного рода услуг либо оказание финансовых услуг физическому лицу либо группе лиц, либо юридическому лицу, совершенные лицом, заведомо осознававшим террористический или экстремистский характер их деятельности) наказывают лишением свободы на срок от 5 до 9 лет с конфискацией имущества;
  • за организацию деятельности общественного или религиозного объединения, в отношении которых имеется вступившее в законную силу решение суда о запрете их деятельности в связи с осуществлением ими экстремизма или терроризма, наказывается штрафом в размере до 6000 месячных расчётных показателей либо исправительными работами в том же размере, либо ограничением свободы на срок до шести лет, либо лишением свободы на тот же срок, с лишением права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью на срок до пяти лет, с выдворением за пределы Республики Казахстан иностранца или лица без гражданства сроком на пять лет;
  • за создание экстремистской группы, а равно за руководство ею наказывают лишением свободы на срок от 10 до 17 лет с конфискацией имущества, а за участие в деятельности экстремистской группы или в совершаемых ею преступлениях наказывают лишением свободы на срок от 8 до 12 лет с конфискацией имущества;
  • за вербовку или подготовку либо вооружение лиц в целях организации террористической либо экстремистской деятельности наказывают лишением свободы на срок от 8 до 12 лет с конфискацией имущества;
  • за прохождение лицом подготовки, в том числе за пределами Республики Казахстан, заведомо для обучающегося направленной на приобретение умений и навыков совершения террористического или экстремистского преступления, наказывают лишением свободы на срок от 3 до 7 лет.

Для помощи попавшим под влияние деструктивных и радикальных религиозных течений гражданам, а также для их родных действуют специальные центры консультации и реабилитации, где работают высококвалифицированные теологи и психологи, которые помогают попавшим под влияние гражданам, объясняя вырванные из контекста священных писаний призывы радикального характера.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *