Государственные программы импортозамещения и развития инновационной деятельности в россии

Политика импортозамещения в России

9 июня 2015

Государственные программы импортозамещения и развития инновационной деятельности в россии

Проблема импортозамещения, то есть замены на российском рынке товаров иностранного производства отечественными, не нова и периодически поднимается, в том числе и руководством страны. В первую очередь, импортозамещение связывают с решением одной из основных задач экономики России – ее диверсификацией. Однако попытку разработать целостную политику власти предприняли только после введения санкций. Так, о необходимости преодоления критической зависимости от зарубежных технологий и промышленной продукции говорилось в послании Президента РФ Федеральному Собранию в конце 2014 года. Использовать складывающуюся в связи с санкциями ситуацию для выхода на новые рубежи развития Президент РФ Владимир Путин призывал и в ходе «прямой линии» в апреле текущего года.

В настоящее время, по оценкам правительства, доля импорта в различных отраслях экономики крайне высока. К примеру, Россия импортирует в гражданском самолетостроении более 80% комплектующих, в тяжелом машиностроении – порядка 70%, в нефтегазовом оборудовании – 60%, в энергетическом оборудовании – около 50%, в сельхозмашиностроении в зависимости от категории продукции – от 50% до 90% деталей и т. д.

Антикризисные меры на 2015 год в новой интернет-версии системы ГАРАНТ. Воспользуйтесь бесплатным доступом на 3 дня!

Популярно мнение, что тяжелые для экономики России моменты, связанные со снижением зарубежного спроса на поставляемое Россией сырье и закономерной девальвацией рубля, являются своеобразным окном возможностей для развития отечественной промышленности и углубления импортозамещения. Однако, несмотря на ряд «удачных» в этом смысле моментов, – это, к примеру, кризисы 1998 и 2008 годов, государство не воспользовалось ими в полной мере. Эту проблему периодически поднимают на различных уровнях. Так, в 2011 году Дмитрий Медведев, занимавший в то время пост Президента РФ, на встрече с представителями малого бизнеса Пензенской области говорил о неэффективности действующей в то время программы импортозамещения.

Государственные программы импортозамещения и развития инновационной деятельности в россии

Владислав Корочкин, вице-президент Общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства «ОПОРА РОССИИ»:

«Планы по реализации импортозамещения в России смогут осуществиться, если цена на отечественную продукцию будет конкурентоспособной. Этому в определенной мере поспособствовала девальвация рубля, произошедшая в конце прошлого года: отечественная продукция ощутимо подешевела по сравнению с аналогичной, произведенной за рубежом. Однако девальвация работает на импортозамещение лишь в краткосрочной перспективе. Необходимо максимально активно использовать другие механизмы снижения стоимости продукции, такие, как уменьшение непроизводственных, административных издержек (избыточных требований к бизнесу при получении госуслуг, обязательных платежей и т. д.) и повышение конкуренции на внутреннем рынке. С другой стороны, сами производители, прежде чем приступать непосредственно к производству, должны адекватно проанализировать рынок (причем не только отечественный, но и глобальный, если мы хотим по-настоящему развивать промышленность), для того, чтобы продукция нашла своего покупателя и заняла определенную нишу без использования административных рычагов».

От слов до дела – целая верста

В рамках объявленного руководством страны курса на импортозамещение первые акты уже приняты. В апреле 2014 года кабмин утвердил новую редакцию государственной программы Российской Федерации «Развитие промышленности и повышение ее конкурентоспособности» (постановление от 15 апреля 2014 г. № 328). Одной из главных задач госпрограммы, рассчитанной до 2020 года, заявлено снижение доли импорта продукции, в том числе используемой отечественными производителями, в нашу страну.

Месяцем позже Президент РФ Владимир Путин подписал перечень поручений о дополнительных мерах по стимулированию экономического роста, в том числе по импортозамещению в промышленности и сельском хозяйстве. Во исполнение поручений президента правительством был подготовлен План содействия импортозамещению в промышленности. В конце 2014 года была утверждена программа импортозамещения в сельском хозяйстве (распоряжение Правительства РФ от 2 октября 2014 г. № 1948-р).

Финансовое содействие импортозамещению

Выделение средств для поддержки импортозамещения происходит в форме субсидирования и софинансирования исследований, а также предоставления грантов и преференций при государственных закупках.

Так, осенью 2014 года правительством была принята программа поддержки инвестпроектов, реализуемых в России на основе проектного финансирования (постановление Правительства РФ от 11 октября 2014 № 1044). Эта программа была разработана с целью увеличения объемов кредитования организаций реального сектора экономики на долгосрочных и льготных условиях.

В рамках программы финансируются только отобранные в результате конкурса проекты, реализуемые до 2018 года в определенных секторах экономики:

  • сельское хозяйство;
  • обрабатывающая промышленность;
  • химическое производство;
  • машиностроение;
  • жилищное строительство;
  • транспорт;
  • связь и телекоммуникации;
  • энергетика.

В соответствии с условиями программы государственную финансовую поддержку получают инвестиционные проекты стоимостью от 1 млрд до 20 млрд руб. Не менее 20% стоимости проекта заемщик должен будет оплатить сам. Заемщику предоставляется целевой заем уполномоченным банком в рублях под 9% в год. Причем средства, затраченные банками, на предоставление кредитов, будут Банком России им возмещены. В настоящий момент для участия в программе отобраны 10 российских кредитных организаций и международных финансовых организаций – с их списком можно ознакомиться на официальном сайте Минэкономразвития России. Процентная ставка по заему рассчитывается по следующей формуле: 6,5% – определяемая Банком России ставка рефинансирования кредитов на инвестиционные проекты (информация Банка России от 25 апреля 2014 года) + 2,5%. Первая составляющая может быть впоследствии установлена в другом размере, а это значит, что условия финансирования предпринимателей могут поменяться.

Важным условием программы является требование о размещении производственной площадки реализуемого проекта на территории России.

Также предусмотрено предоставление государственных гарантий по кредитам, выдаваемых в рамках программы. Гарантии даются по кредитам, выданным на срок от трех до 20 лет, в объеме до 25% обязательств заемщика. Общий объем выделяемых на эти цели средств в текущем году составляет 60 млрд руб (п. 8 раздела 1.1 приложения 39 к Федеральному закону от 1 декабря № 384-ФЗ «О федеральном бюджете на 2015 год и на плановый период 2016 и 2017 годов»).

В реестр отобранных инвестиционных проектов уже попали:

  • запуск 4-го оператора мобильной связи в г. Москве;
  • строительство животноводческого комплекса и приобретение племенного молодняка в Воронежской области;
  • создание нового аэропортового комплекса «Южный» (г. Ростов-на-Дону) и другие (с полным списком проектов можно ознакомиться на официальном сайте Минэкономразвития России). Алексей Вялкин, директор Департамента содействия инвестициям и инновациям Торгово-промышленной палаты Российской Федерации:»К сожалению, финансовая система сейчас устроена таким образом, что банкам неинтересно финансировать производство. Поэтому правильно, что правительство запускает программу поддержки банков и реального сектора экономики дешевыми деньгами через проектное финансирование. И здесь необходимо максимально упростить процедуру отбора таких проектов, регламентировать время от подачи заявки до выделения ресурсов, снизить требования к проектным показателям. Практика работы ТПП РФ с региональными инвестпроектами доказывает необходимость снижения нижней планки вдвое – до 500 млн руб., что позволит помочь привлечь капитал в свои проекты не только крупным, но и средним компаниям. Также важно проработать возможность снижения требуемого объема софинансирования со стороны инициатора проекта. Следующим шагом, возможно, через подзаконные акты, необходимо определить, что в распределении господдержки будет учитываться доля добавленной стоимости: чем она выше, тем на большую поддержку сможет рассчитывать предприятие. Аналогичным образом должна устанавливаться и налоговая нагрузка: чем выше доля добавленной стоимости, тем ниже налог».

Аналогичной мерой финансовой поддержки импортозамещения стало выделение правительством, за счет средств федерального бюджета целевых займов предприятиям, реализующим проекты по импортозамещению. С августа 2014 года действует Фонд развития промышленности, в задачи которого входит финансирование проектов на предпроизводственной стадии. Правда, бюджет его не так велик: 20 млрд руб., при том, что, по данным фонда, с января по апрель 2015 года поступило более 800 заявок на общую сумму порядка 280 млрд руб. от разных компаний. Фонд предоставляет промышленным предприятиям заем на срок от пяти до семи лет по ставке 5% годовых. Предприятия-заемщики должны соответствовать ряду требований:

  • иметь положительную кредитную историю;
  • сумма займа должна быть обеспечена чистыми активами заявителя или предоставленным обеспечением, например, гарантией банка;
  • финансируемый проект должен быть направлен на внедрение передовых технологий, создание новых продуктов или организацию импортозамещающих производств.

Заем от фонда не смогут получить иностранные компании, и компании с офшорной «пропиской», за исключением компаний, получивших статус национального производителя и заключивших специальный инвестиционный контракт.

Новое для российского права понятие «специальный инвестиционный контракт» содержит пока еще не вступивший в силу Федеральный закон «О промышленной политике в Российской Федерации» (ст. 16 Федерального закона от 31 декабря 2014 года № 488-ФЗ). Такой контракт представляет собой форму сотрудничества инвесторов и государства, желающих создать, модернизировать либо освоить производство определенной промышленной продукции в России. При этом органы власти обязуются предоставить инвесторам налоговые льготы и льготы по уплате таможенных платежей, а также гарантии от неблагоприятных изменений действующего законодательства в течение срока действия контракта.

Оценить реальный эффект от такого партнерства пока нельзя, так как соответствующие нормы начнут действовать лишь с 1 июля 2015 года. Однако, есть основания предполагать, что облечение отношений производителя и государства в подобную форму даст большую уверенность в успех таких проектов, чем, например, государственно-частное партнерство за счет создания условий стабильности правового регулирования.

В то же время, перечень инструментов поддержки проектов в сфере импортозамещения планируется расширить. По словам Аркадия Дворковича, полный их комплекс будет разработан к 1 июля текущего года. Так, в конце мая, правительство приняло решение внести на рассмотрение в Госдуму предложение о снижении налоговой нагрузки на вновь создаваемые предприятия по производству товаров (распоряжение Правительства РФ от 22 мая 2015 года № 926-р). Законопроектом предлагается предоставить субъектам РФ право уменьшать налоги для участников региональных инвестиционных проектов путем снижения до 10% налога на прибыль организаций в части налога, поступающей в региональный бюджет, и до 0% – в части налога, поступающей в федеральный бюджет.

Помимо прямой поддержки предприятий планируется введение специальных мер, стимулирующих импортозамещение, в том числе и за счет государственных и муниципальных закупок. Так, правительство достаточно активно пользуется правом ограничивать закупки товаров, происходящих из иностранных государств.

Ограничены закупки отдельных видов товаров иностранного производства, таких, как медицинские изделия, товары машиностроения и легкой промышленности, а также товаров, закупаемых для целей обороны страны (постановление Правительства РФ от 5 февраля 2015 г. № 102, постановление Правительства РФ от 11 августа 2014 г. № 791, постановление Правительства РФ от 14 июля 2014 г. № 656, постановление Правительства РФ от 24 декабря 2013 года № 1224).

Читать также:  Государственная программа рязанской области развитие культуры и туризма на 2023 2024 годы

Минпромторг России возлагает большие надежды на стандартизацию, как инструмент импортозамещения в государственных закупках. Соответствующие поправки1 в законодательство о контрактной системе находятся в Госдуме на рассмотрении. Планируется уточнить правила описания объекта закупки таким образом, чтобы при их осуществлении преимущество отдавалось продукции, соответствующей национальным стандартам.

Импортозамещение в реальном времени

Во исполнение январского антикризисного плана (распоряжение Правительства РФ от 27 января 2015 года № 98-р) в апреле текущего года Минпромторгом, Минкомсвязью, Минтрансом и Минэнерго России было разработано 19 отраслевых программ импортозамещения на ближайшие годы. В рамках подготовленных программ запланированы мероприятия в таких отраслях промышленности, как:

Как сообщил на брифинге по итогам правительственного совещания в начале апреля текущего года зампред правительства Аркадий Дворкович, в рамках этих программ планируется реализовать в общей сложности примерно 2,5 тыс. проектов. Директор Департамента содействия инвестициям и инновациям ТПП РФ Алексей Вялкин добавляет, что реализация этих программ позволит даже в самых чувствительных секторах, например, станкостроении, сократить импортозависимость с текущих 88% до 40% к 2020 году. Осуществление этих мер потребует 159 млрд руб. бюджетных средств. Однако планируется, что в 20-летней перспективе это послужит привлечению в бюджет доходов в объеме до 2,2 трлн руб. (прирост в 13,6 раз).

Толкование юридического или экономического термина можно узнать в системе ГАРАНТ. Для этого нужно вызвать вкладку со списком терминов толкового словаря (F12) и ввести соответствующий запрос, например «импортозамещение». Для термина, встретившегося при чтении документа, можно вызвать словарь выделив нужный фрагмент (или наведя курсор на отдельное слово) и вызвав команду «Найти в Толковом словаре», нажав правую кнопку мыши.

На недостатки правового регулирования политики импортозамещения в фармацевтической отрасли сетует генеральный директор Ассоциации Российских фармацевтических производителей Виктор Дмитриев. При этом, подчеркивает он, отечественная фармацевтическая промышленность фактически уже много лет работает в этом направлении, воспроизводя копии оригинальных лекарственных средств. Так, любой так называемый дженерик (воспроизведенный препарат) представляет собой повторение оригинального лекарства, как правило импортного происхождения. поэтому импортозамещение для фармацевтики, по мнению эксперта, – это ежедневная, рутинная работа и принципиальных новелл в этом вопросе не существует. Одновременно, Виктор Дмитриев отмечает проблему, аналогичную сложившейся на рынке программного обеспечения: организация производства лекарства само по себе не столь затруднительна, как вывод созданного препарата на рынок. Правительство еще в сентябре прошлого года разместило для общественного обсуждения проект постановления, которое в отрасли называют «третий – лишний»: об ограничении участия в бюджетных торгах поставщиков импортных препаратов при наличии двух и более участников, предлагающих отечественные лекарственные средства. Однако, дальше проекта, дело до сих пор не продвинулось.

Кроме этого, по словам Виктора Дмитриева, доработки требуют существующие регистрационные процедуры. Например, несмотря на то, что регистрировать фармацевтические субстанции не нужно, закон требует их внесения в государственный реестр лекарственных средств (п. 2 ч. 1 ст. 33 Федерального закона от 12 апреля 2010 г. № 61-ФЗ «Об обращении лекарственных средств»), что фактически является повторением процедуры регистрации. Поэтому российские производители лекарств проигрывают зарубежным конкурентам, которые выходят на рынок с уже готовым лекарственным средством и не обязаны заносить в реестр субстанцию в его составе.

Российская индустрия разработки программного обеспечения по праву считается одной из динамично развивающихся отраслей отечественной экономики. Ряд российских программных продуктов стабильно пользуются спросом не только в странах ближнего зарубежья, но и на глобальном рынке. В этом есть и заслуга государства. Так, начиная с 2011 года разработчики программного обеспечения выплачивают страховые взносы в пониженном размере (п. 6 ч. 1, ч. 3 ст. 58 Федерального закона от 24 июля 2009 г. № 212-ФЗ «О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования»).

Государственные программы импортозамещения и развития инновационной деятельности в россии

Евгения Василенко, исполнительный директор Ассоциации Разработчиков Программных Продуктов «Отечественный софт»:

«В структуре затрат компаний-разработчиков программного обеспечения расходы на оплату труда занимают порядка 80%, поэтому принятое в свое время решение создало для них комфортные условия. В то же время, для реализации комплексной политики импортозамещения в области разработки программных продуктов существующих мер недостаточно. Несмотря на то, что Президент РФ Владимир Путин еще год назад, на XVIII Петербургском международном экономическом форуме, четко обозначил цель на импортозамещение в производстве программного обеспечения, ситуация не изменилась, а в чем-то и ухудшилась. Не было принято ни одного профильного нормативного акта, а иностранные производители софта значительно активизировались на нашем рынке: стало сложнее конкурировать с ними. И тут проблема не в том, чтобы создать продукт, а в том, чтобы довести его до конечного потребителя. У наших компаний нет рекламных бюджетов, сравнимых с выделяемыми на продвижение своих продуктов зарубежными производителями. Не можем мы конкурировать с ними и по цене – будем продавать себе в убыток. Поэтому, лучшее что может сделать государство – помочь компаниям вывести продукт на рынок».

Спустя практически год соответствующие проекты законов2 и нормативных актов подготовили3. В целом снизить зависимость от иностранного программного обеспечения предполагается, сделав рынок государственного заказа более доступным для отечественных компаний. Предложенные проекты подразумевают максимальное ограничение возможности закупать иностранное программное обеспечение, за исключением случаев отсутствия отечественных аналогов необходимых программ, или если имеющееся не соответствуют предъявляемым заказчиком требованиям. В этом случае заказчики должны будут обосновать свой выбор в пользу иностранного софта, чтобы российские разработчики были информированы о потребностях рынка. Одновременно предполагается признавать программное обеспечение отечественным, если оно было внесено Минкомсвязью России в соответствующий реестр.

Темпы без качества не темпы, а – профанация

В конце апреля распоряжением правительства была учреждена Автономная некоммерческая организация «Российская система качества» (распоряжение Правительства РФ от 30 апреля 2015 г. № 780-р). Член межведомственной рабочей группы по созданию Российской системы качества Елена Саратцева пояснила порталу ГАРАНТ.РУ, Российская система качества создается в целях продвижения на внутренний и внешние рынки российских товаров высокого качества, а также повышения доверия в отношении российской продукции. Кабмин на своем официальном сайте отмечает, что помимо прочего Российская система качества должна послужить решению задачи импортозамещения. Над созданием АНО «Роскачество», помимо Минпромторга России, работали Минсельхоз России, Росстандарт, ТПП РФ, Общероссийская общественная организация малого и среднего предпринимательства «ОПОРА РОССИИ»и другие общественные и научные организации и объединения.

Планируется, что товары для испытаний в аккредитованных при АНО «Роскачество» лабораториях будут закупаться в точках розничных продаж на территории России. Результаты испытаний будут опубликованы в открытом доступе на официальном сайте Роскачества.

Продукции, успешно прошедшей процедуру добровольной сертификации, будет присваиваться российский Знак качества. При этом сертификация продукции для получения будет полностью бесплатной для производителей. Право маркировать продукцию Знаком качества будет выдаваться сроком на два либо на три года (в зависимости от категории продукции), после чего товар может вновь пройти добровольную сертификацию Роскачества. Причем в случае поступления от населения жалоб на качество продукции, получившей российский Знак качества, будут проводиться внеплановые проверки этой продукции. Если информация о несоответствии требованиям по качеству или локализации, подтвердится, то право на использование Знака качества у такого товара будет отозвано.

Организация финансируется за счет средств федерального бюджета, добавляет Елена Саратцева, этим обеспечивается независимость исследований и сертификации. Уже в этом году Роскачество проведет веерные исследования продукции в 30 категориях. В выборку каждого исследования будет включена большая часть товаров, представленных в каждой категории (до 50 образцов). Предполагается, что первые Знаки качества будут присвоены уже в текущем году.

Защитные меры: обратная сторона медали

В то же время, защитные меры, несмотря на свою очевидную пользу для отечественных производителей, могут нести в себе и скрытые угрозы экономике. К примеру, эмбарго на ввоз в нашу страну продуктов питания из поддержавших антироссийские санкции стран ощутимо снизило конкуренцию российских фермеров с зарубежными производителями на продовольственном рынке. На первый взгляд может показаться, что такие внешнеполитические меры сыграли исключительно на руку отечественным производителям-аграриям. Однако Счетная Палата РФ в своем докладе, опубликованном в октябре 2014 года, выражает опасения в связи с возможным ускорением инфляции в случае, если Россия не справится с полным замещением импорта продовольствия и сырья, попавших под эмбарго. А скорость восполнения образовавшегося дефицита, подчеркивает ведомство, ограничена возможностями имеющихся производственных мощностей.

Опять же, при производстве некоторых продуктов питания используется импортное сырье, доступ производителей к которому прекратился. Сергей Фахретдинов, член координационного совета Общероссийской общественной организации «Деловая Россия», член Общественной палаты РФ, добавляет, что проблема нехватки незаменимого для выпуска отечественной продукции сырья остро стоит и в высокотехнологичных отраслях. Так, по его словам, российская нефтехимическая промышленность, продуктами которой пользуются практически все отрасли, сильно отстает от передовых стран. На восполнение дефицита химического сырья за счет внутренних ресурсов потребуются значительные усилия и время.

Можно констатировать, что в России дан старт глобальной кампании по удовлетворению внутреннего спроса силами отечественных производителей. В то же время, эксперты говорят о необходимости придания этому процессу большей системности. Так, по мнению первого вице-президента Общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства «ОПОРА РОССИИ» Владислава Корочкина, необходимо создать набор постоянно действующих механизмов, которые бы позволяли ставить конкретные задачи, и внедрить инструменты, позволяющие отслеживать их исполнение, иначе процесс импортозамещения снова примет хаотический характер.

Кроме того, возникает закономерный вопрос: по какому сценарию пойдет процесс? Будет ли финалом этой масштабной работы создание продукта – аналога зарубежного, или мы пойдем дальше и в ряде областей сможем побороться за существующие зарубежные рынки? О планах руководства страны на этот счет можно судить по ряду высказываний. Так, Владимир Путин на XVIII Петербургском международном экономическом форуме в мае прошлого года отдельно подчеркивал необходимость подходить к импортозамещению избирательно, осуществлять его только в тех областях, где это перспективно, где отечественная продукция будет конкурентоспособной. Эту же мысль развил Премьер-министр РФ Дмитрий Медведев во время ежегодного доклада Госдуме в апреле этого года, добавив, что импортозамещение не приведет к хозяйственной самоизоляции России. Однако как будет развиваться экономика в реальности, покажет время.

Читать также:  Государственная программа обеспечение жильем молодых семей федеральной целевой программы жилище

Импортозамещение в сфере IT

4 мая 2022

Цифровая трансформация, которая является одной из национальных целей развития России до 2030 года (подп. «д» п. 1, подп. «д» п. 2 Указа Президента РФ от 21 июля 2020 г. № 474), неразрывно связана с другим реализуемым в стране масштабным проектом – по импортозамещению в сфере информационно-коммуникационных технологий. Изначально об этих двух процессах говорилось в первую очередь применительно к госорганам и компаниям с государственным участием – с 1 января 2016 года, напомним, действует запрет на приобретение программ для ЭВМ и баз данных иностранного происхождения и прав на них в рамках закупок для обеспечения государственных и муниципальных нужд (п. 2 Постановления Правительства РФ от 16 ноября 2015 г. № 1236). Исключения два: если в едином реестре российских программ для ЭВМ и баз данных (далее – реестр российского ПО) и едином реестре программ для ЭВМ и баз данных ЕАЭС нет программ того же класса, что и планируемое к закупке ПО, а также если решения, включенные в российский и евразийский реестры, не соответствуют по своим функциональным, техническим или эксплуатационным характеристикам тем требованиям, которые заказчик предъявляет к нужному ему ПО.

Необходимость проведения цифровой трансформации именно на базе отечественных решений прямо закреплена в национальной программе (нацпроекте) «Цифровая экономика»: согласно установленным в паспорте проекта целевым показателям стоимостная доля закупаемого или арендуемого органами власти отечественного ПО должна расти на 5% ежегодно и с 70% в 2020 году увеличиться до 90% в 2024 году. Для государственных корпораций и компаний с гоусчастием данный показатель должен вырасти с 50% в 2020 году до 70% в 2024 году.

Федеральные органы исполнительной власти и государственные внебюджетные фонды, напомним, еще в 2017-2018 годах должны были перейти на отечественное офисное программное обеспечение (согласно Распоряжению Правительства РФ от 26 июля 2016 г. № 1588-р), органам власти регионов и МСУ было рекомендовано сделать это до конца 2020 года. А до 2021 года предполагалось организовать переход на использование преимущественного российского ПО подведомственных органам власти и МСУ, а также государственным внебюджетным фондам учреждений, предприятий и организаций (Приказ Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций РФ от 8 мая 2019 г. № 184).

Госкомпаниям рекомендовалось утвердить планы мероприятий по переходу на преимущественное использование отечественного ПО, в том числе офисное, на 2018-2021 годы (Приказ Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций РФ от 20 сентября 2018 г. № 486). В прошлом году ряду из них – акционерным обществам с государственным участием, включенным в специальный перечень – директивами по цифровой трансформации госкомпаний, утвержденными Правительством РФ, было предписано в срок до 1 сентября 2021 года актуализировать или разработать (при отсутствии) собственные стратегии цифровой трансформации. В этих стратегиях, в частности, должны быть предусмотрены положения о достижении к 2024 году 70%-ной доли расходов АО на закупку отечественного ПО и связанные с ним работы (услуги) в общей доле соответствующих затрат компании, а также увеличение к 2030 году вложений в российские IT-решения в четыре раза по сравнению с уровнем 2019 года (что соотносится с показателями, установленными нацпроектом «Цифровая экономика» и Указом Президента РФ от 21 июля 2020 г. № 474). А в целом разработанные или обновленные документы должны соответствовать утвержденным Минцифры России Методическим рекомендациям по цифровой трансформации государственных корпораций и компаний с государственным участием. При этом, по словам заместителя Председателя Правительства РФ Дмитрия Чернышенко, предполагается, что на первом этапе директивы будут распространяться только на включенные в перечень акционерные общества, а к 2024 году к их исполнению присоединятся все компании, доля участия государства в которых составляет не менее 50%1.

Тем не менее пока доля отечественных программных продуктов от всего ПО, которое используется в госсекторе и государственных корпорациях, составляет, по оценке члена правления Ассоциации разработчиков программных продуктов «Отечественный софт», председателя совета директоров компании «АСКОН» Александра Голикова, около 30%.

Однако сложившаяся на сегодняшний день ситуация, очевидно, сильно ускорит процесс импортозамещения в сфере IT. Во-первых, с 31 марта текущего года юридическим лицам, перечисленным в Федеральном законе от 18 июля 2011 г. № 223-ФЗ, за исключением организаций с муниципальным участием, запрещено осуществлять закупки иностранного ПО, в том числе в составе программно-аппаратных комплексов, для использования на принадлежащих им значимых объектах критической информационной инфраструктуры (КИИ) без согласования с уполномоченным Правительством РФ федеральным органом исполнительной власти (Указ Президента РФ от 30 марта 2022 г. № 166). А с 1 января 2025 года таким заказчикам и органам власти в принципе нельзя будет использовать иностранное программное обеспечение на значимых объектах КИИ. В течение месяца с момента принятия данного указа Правительство РФ должно утвердить требования к ПО, которое органы власти и обозначенные заказчики используют на объектах КИИ, и правила закупок последними необходимых иностранных программных продуктов. В течение шести месяцев – реализовать мероприятия по обеспечению преимущественного применения субъектами КИИ отечественных радиоэлектронной продукции и телекоммуникационного оборудования, в том числе определить сроки и порядок перехода субъектов КИИ на доверенные программно-аппаратные комплексы и обеспечить организацию деятельности научно-производственного объединения, специализирующегося на разработке, производстве, технической поддержке и сервисном обслуживании таких комплексов для КИИ.

Во-вторых, многие иностранные IT-компании: Adobe, Alphabet, Amazon, AMD, Apple, Autodesk, Buypass, Cisco, Dell Technologies, Ericsson, Fortinet, GitLab, HPE, IBM, Intel, JetBrains, Microsoft, NetApp, Oracle, Red Hat, SAP, TeamViewer, VMware и др.2 – приостановили или полностью прекратили деятельность в России, что делает невозможным или существенно ограничивает не только покупку их программных и аппаратных продуктов российскими пользователями, но и обновление и техподдержку ранее приобретенных, что само по себе должно послужить серьезным стимулом для перехода на отечественные аналоги.

Какие решения готовы предложить российские разработчики?

На данный момент в реестре российского ПО – 13 224 программных продукта – всех классов, как отмечают эксперты, – от 4195 разработчиков, в евразийском реестре – 61 программа 19 правообладателей (реестры, напомним, ведет Минцифры России, размещены они на специальном сайте: reestr.digital.gov.ru).

Владимир Ульянов, руководитель аналитического центра компании Zecurion

«В нашей области – решений в сфере кибербезопасности – процесс импортозамещения действительно почти завершился. Если мы говорим о корпоративных угрозах, утечках информации (для их предотвращения используются DLP-системы), фактически все крупнейшие зарубежные компании уровня, например, McAfee, которые в 2010 году были сильнейшими конкурентами российским разработчикам, к 2015 году минимизировали свои доли на российском рынке. И это было естественное импортозамещение в рамках конкурентной рыночной борьбы – к тому моменту не было приоритета использования российских решений, – обусловленное двумя факторами. Первый – большое количество и отечественных разработчиков, и создаваемых ими продуктов. Второй – качество. Наши продукты котируются не только на российском рынке: крупнейшие мировые аналитики, такие как Gartner, IDC, Forester, признают серьезные позиции российских компаний в сегменте защиты информации от утечек.

Наше существенное конкурентное преимущество – мы ближе к потребителю, чем международные топы с триллионной капитализацией, и гибче: можем быстрее реагировать, быстрее сделать продукт, который интересен рынку прямо сейчас. Фактически победив иностранных конкурентов уже к 2015 году, сейчас начинаем делить рынок между собой. Призываем коллег в других направлениях активизироваться. Важна сама разработка продукта: в процессе можно оперативно понять реальные потребности рынка, чтобы эффективно замещать иностранные продукты. А затем будем активно выходить на мировые рынки».

Таким образом, перед пользователями сейчас стоят две срочных задачи: обеспечить защиту от массовых угроз – причем, учитывая приведенную выше статистику, очевидно, что необходимо использовать не только обеспечивающие превентивную защиту решения, но и технологии противодействия сложным комплексным угрозам, такие как EDR, SIEM, NTA, Anti-APT, Sandbox, XDR и др., или и вовсе переходить к управляемой защите MDR (разработчик соответствующего решения получает информацию о потенциальных угрозах для инфраструктуры пользователя, анализирует ее и принимает необходимые для предотвращения киберинцидента действия), – и заместить используемые зарубежные программные продукты отечественными аналогами. И этот процесс активно идет: компания «Лаборатория Касперского» отмечает, что за последние месяцы интерес к продуктам, обеспечивающим защиту интернет-шлюзов и почтовых серверов, вырос в пять раз, к защите от DDoS-атак и целевых атак – в три раза. В два раза увеличилось количество обращений по использованию SIEM-систем, а общее число запросов в связи с намерением перейти с решений конкурентов на продукты компании – в 85 раз по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

Тем пользователям, которые продолжают использовать для защиты от киберугроз иностранные программы, специалисты по информационной безопасности напоминают, что в даже в случае, когда программа продолжает работать, но при этом обновить ее или зайти в облачную консоль управления нельзя, от ее использования нужно отказываться, так как необновленное ПО уязвимо.

Cтоит отметить, что с 1 января 2025 года органам власти, государственным фондам, госкомпаниям и иным организациям, созданным на основании федеральных законов, стратегическим предприятиям, системообразующим организациям и являющимся субъектами КИИ юридическим лицам (далее – органы и организации) будет запрещено пользоваться средствами защиты информации, странами происхождения которых являются иностранные государства, совершающие недружественные действия в отношении России или российских юридических и физических лиц. Соответствующий запрет установлен Указом Президента РФ от 1 мая 2022 г. № 250 «О дополнительных мерах по обеспечению информационной безопасности Российской Федерации». А уже сейчас перечисленным органам и организациям предписано создать свои структурные подразделения по обеспечению информационной безопасности, в том числе по обнаружению, предупреждению и ликвидации последствий компьютерных атак и реагированию на компьютерные инциденты. Причем на руководителей органов и организаций возлагается персональная ответственность за обеспечение их информационной безопасности.

Читать также:  Государственная программа по оказанию содействия добровольному переселению соотечественников в Российскую Федерацию (2013)

В течение месяца со дня принятия указа Правительство РФ должно определить перечень ключевых органов и организаций, которым необходимо будет оценить уровень защищенности своих информационных систем с привлечением организаций, имеющих соответствующие лицензии ФСБ России и ФСТЭК России. Провести такую оценку и представить доклад с ее результатами в Правительство РФ включенные в этот перечень органы и организации должны будут до 1 июля текущего года.

Установлено, что ФСБ России будет осуществлять мониторинг защищенности информационных ресурсов, которые принадлежат органам и организациям или используются ими, поэтому последние обязаны обеспечить должностным лицам органов службы беспрепятственный доступ к этим интернет-ресурсам.

Таким образом, необходимость принятия эффективных мер для обеспечения информационной безопасности становится для всех органов власти и МСУ и многих компаний нормативно установленной обязанностью.

По мнению представителей IT-отрасли, не должно возникнуть у российских пользователей проблем и с замещением системного ПО – отечественные разработчики предлагают качественные операционные системы, СУБД и среды разработки. Но если российские операционные системы, например, уже используются органами власти и госкомпаниями, реализующими, в частности, проекты по созданию рабочих мест на основе российских программных продуктов, то от зарубежных систем с большим количеством исходных кодов, таких как ERP, многие пользователи отказаться пока не готовы – они заявляют, что продолжат их использовать, не обновляя. Однако это, по мнению экспертов, чревато потерей данных. Как отметил директор по импортозамещению компании «Диасофт» Дмитрий Гребенщиков, при создании технологии для переноса на отечественную платформу исходных кодов решений для бизнес-процессов SAP (производитель программных продуктов SAP, как отмечалось выше, остановил оказание услуг в России) компания выявила, что решения SAP содержат в себе возможности по удаленному управлению, в том числе по удалению баз данных. «При этом у SAP есть механизм отложенных действий – при тестировании решений они не выявляются, а через несколько месяцев запускаются», – подчеркнул эксперт и призвал пользователей как можно скорее начать процесс замены зарубежных ERP-систем на отечественные аналоги.

По прогнозам представителей сферы IT, сейчас сильно возрастет интерес к открытому или свободному программному обеспечению – ПО с открытыми исходными кодами, которые можно использовать в том числе для создания новых программных продуктов (далее – СПО, OS – от англ. Open Source software). Поэтому они предостерегают пользователей от рисков, связанных с его неправильным использованием. «Использование СПО самого по себе не равно импортозамещению, потому что этот продукт вам не принадлежит. Нужно поддерживать российских разработчиков, которые работают с СПО, разбираются в нем, дорабатывают, вносят созданные на его основе продукты в реестр российского ПО и несут за него ответственность, – считает Ренат Лашин. – Тем же, кто строит или уже построил свои решения на СПО, нужно посмотреть, в какой зоне риска они находятся, возможно, тоже нужно сделать какую-то диверсификацию, чтобы СПО не поменяло в моменте принадлежность и вы не потеряли над ним контроль. Потому что некоторые компании – разработчики такого ПО впоследствии заявляют, что продукт принадлежит им, и не дают его использовать или меняют лицензию».

Консультант практики FinTech юридической фирмы О2 Consulting Иван Галкин в свою очередь рекомендует обращать внимание на то, что лицензии на СПО могут быть разными: они совпадают в части разрешения коммерческого использования соответствующих программных продуктов и их модификаций, но могут различаться, например, тем, установлена или нет обязанность по распространению исходного кода вместе с производной программой, разрешено ли распространение производных программ в независимой части кода на иных условиях. «Когда правообладатели проприетарного софта уходят из России, они заявляют о нежелании предоставлять свои продукты российским пользователям. Правообладатели СПО вроде бы таких заявлений не делают. И у них юридически не так много возможностей отобрать у российских пользователей программы. Но только до тех пор, пока последние не нарушают требования лицензий. Нарушение условий лицензии влечет ее прекращение», – подчеркнул эксперт.

Также, говоря об СПО, представители IT-компаний отмечают важность создания российской базы OS-продуктов. Минцифры России, как сообщается на официальном сайте и в телеграм-канале министерства, уже обсуждает ее разработку: российский аналог GitHub (сервис является крупнейшей базой OS-продуктов) должен заработать до конца текущего года. Кроме того, в ближайшее время планируется запустить эксперимент по публикации под открытой лицензией ПО, находящегося в собственности государства.

Финансирование импортозамещения ПО

В текущих условиях существенно упрощаются условия использования инструментов государственной финансовой поддержки цифровой трансформации на основе преимущественно отечественных IT-решений, которые были запущены в 2019 году в рамках реализации федерального проекта «Цифровые технологии» национальной программы «Цифровая экономика Российской Федерации».

Так, с 300 млн до 500 млн руб. увеличен максимальный размер грантов на разработку и внедрение российских IT-решений (в том числе с целью импортозамещения), предоставляемых российским юридическим лицам Российским фондом развития информационных технологий (РФРИТ) в соответствии с Постановлением Правительства РФ от 3 мая 2019 г. № 550. А для реализации особо значимых проектов, разработка которых направлена на устранение рисков и последствий ограничительных мер, предпринятых иностранными государствами в отношении России, и обеспечение ускоренного развития отечественной IT-отрасли – перечень таких проектов будет утвержден Минцифры России, – можно получить до 6 млрд руб. (на каждый проект). Минимальный размер гранта составляет 20 млн руб. При этом доля софинансирования проекта за счет собственных средств получателя гранта снижена с 50 до 20%. Конкурсная документация, содержащая подробную информацию об условиях получения грантов, размещена на сайте РФРИТ в разделе «Конкурсы». Отбор проектов стартовал 27 апреля, и, как сообщает пресс-служба РФРИТ, подано уже более 100 заявок – больше, чем за несколько месяцев с момента старта конкурса в прошлом году.

Михаил Азовцев, советник генерального директора РФРИТ

Грант размером от 20 млн до 300 млн руб. могут получить в фонде «Сколково» в соответствии с Постановлением Правительства РФ от 3 мая 2019 г. № 555 компании – заказчики проектов по пилотному внедрению отечественных IT-продуктов, сервисов и платформенных решений, направленных в том числе на импортозамещение иностранного ПО или программно-аппаратных комплексов, с целью преобразования своих технологических или бизнес-процессов. Если раньше объем финансирования проекта за счет внебюджетных источников должен был составлять не менее 50%, то с 16 апреля текущего года данный показатель был уменьшен до 20%. Подробная информация об этих грантах и конкурсная документация размещены на сайте фонда (dtech.sk.ru/cifrovye-tehnologii/).

Компаниям, являющимся субъектами малого и среднего предпринимательства, Фондом содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере (далее – Фонд содействия инновациям) предоставляются гранты на реализацию проектов по разработке, применению и коммерциализации российских цифровых решений в соответствии с Постановлением Правительства РФ от 3 мая 2019 г. № 554. Размер гранта – до 20 млн руб., объем внебюджетного финансирования – не менее 25% суммы гранта. Подробные условия конкурсного отбора таких проектов и порядок участия в нем размещены на сайте фонда (fasie.ru/press/fund/razvitie-dataeconomy-5/).

В этом году для реализации указанных программ дополнительно – из резервного фонда Правительства РФ – будет выделено 10,8 млрд руб. РФРИТ на поддержку не менее 20 проектов по разработке и внедрению российских IT-решений, 1,2 млрд руб. – фонду «Сколково» на поддержку как минимум четырех проектов первого масштабного внедрения российских решений в сфере IT, 2 млрд руб. – Фонду содействия инновациям на поддержку не менее чем 107 проектов малых предприятий по разработке, применению и коммерциализации российских цифровых решений (Распоряжение Правительства РФ от 1 апреля 2022 г. № 714-р).

Перечень видов поддержки, которая оказывается государством в рамках антисанкционных мер непосредственно ИТ-компаниям и их сотрудникам, – в тематическом разделе оперативно обновляемой справки «Антисанкционные меры – 2022» системы ГАРАНТ

Говоря о поддержке цифровой трансформации субъектов МСП, нельзя не напомнить о том, что они могут приобретать российское ПО со скидкой 50%. Единственное условие для участия в этой программе, реализуемой РФРИТ, – наличие сведений об организации или ИП в едином реестре МСП. Перечень программных продуктов, которые можно приобрести за полцены, размещен на сайте фонда (рфрит.рф/msp/). На данный момент в нем, по словам Михаила Азовцева, – около 150 продуктов 29 разработчиков, но уже в этом году, как предполагается, перечень будет существенно расширен. Новый отбор правообладателей для включения в него уже запущен и продлится до 31 августа. «На текущий момент объем продаж ПО – 1,5 млрд по номинальной стоимости: 750 млн руб. заплатили покупатели, столько же фонд компенсировал продавцам», – рассказал представитель РФРИТ.

***

Характеризуя процесс импортозамещения ПО в России в целом, эксперты отмечают, что он, безусловно, ускорился, но все еще носит «лоскутный» характер – заменяются отдельные программные продукты, что в принципе понятно, так как в первую очередь организации сейчас стремятся защититься от хакерских атак и не допустить остановки производственных процессов. Но в том, что полный переход к использованию российских платформ и формированию цифровых экосистем компаний исключительно на отечественных решениях пройдут все российские корпоративные пользователи, представители отрасли не сомневаются. Для органов власти и госкомпаний это, как отмечалось выше, будет нормативно установленным требованием, остальные организации к такой полной замене иностранного ПО должна сейчас подтолкнуть позиция его разработчиков, которые отказываются от продажи программных продуктов российским пользователям или перестают обслуживать ранее проданные программы.

В связи с этим перед российскими разработчиками сейчас стоит задача создать или доработать имеющиеся решения так, чтобы они содержали в себе весь необходимый пользователям функционал, были совместимы друг с другом и доступны по цене. На это, конечно, потребуется время, поэтому разработчики просят пользователей не отказываться сразу от решений, которые пока не содержат всех нужных им функций, отмечая, что готовы оперативно их дорабатывать под конкретные запросы.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *