Цены — от 1,5 миллиона. Как устроен рынок суррогатного материнства и кто идет рожать чужих детей

Госдума приняла закон, который запрещает иностранцам пользоваться услугами суррогатных матерей на территории России. Авторы указывают, что поправка направлена на защиту семейных прав и пресечение торговли детьми. Разбираемся, как менялось регулирование суррогатного материнства в разных странах и политических контекстах и к чему это приводило

Суррогатное материнство — вынашивание и рождение женщиной ребенка для других людей, которые, как правило, становятся его родителями юридически после рождения. При традиционном суррогатном материнстве суррогатная мать также является донором яйцеклетки. При гестационном — только вынашивает эмбрион, полученный в результате ЭКО. Суррогатное материнство может быть коммерческим и альтруистичным: в первом случае суррогатная мать получает вознаграждение после рождения ребенка от родителей-заказчиков, а при альтруистичном она обычно получает только деньги на расходы, связанные с беременностью. Суррогатная мать может являться гражданкой другой страны — так, например, делают, когда суррогатное материнство запрещено в стране родителей-заказчиков. Этот феномен называют суррогатным туризмом.

Разрешить, запретить, разрешить с оговорками

Государственное регулирование суррогатного материнства становится результатом взаимодействия разных факторов и групп — уже имеющихся институтов, отношения к новым репродуктивным технологиям, медиков, религиозных групп, женских движений, про-лайф- и про-чойс-активистов и т.д. Но сама тема вызывает горячие дебаты, и политики часто не хотят занимать четкую позицию. Исследователи Фредерик Варон, Кристин Ротмайр и Эрик Монпети сформулировали три типа политики в отношении суррогатного материнства — запрещающую, промежуточную и разрешающую.

В Германии суррогатное материнство запрещено Законом о защите эмбрионов и Законом о посредничестве при усыновлении. Исследовательница Изабель Энгели считает, что негативное отношение к инновационным репродуктивным технологиям в Германии сложилось из-за увлечения Третьего рейха биотехнологиями и его последствиями для человечества. Кроме того, против него выступают некоторые женские движения, которые видят в нем опасность научного и патриархатного насилия.

В Швейцарии разработка политики в отношении сурматеринства началась в 1990-е на уровне кантонов: в некоторых были приняты ограничительные меры, которые позже вышли на федеральный уровень. На сегодняшний день за участие в реализации программ суррогатного материнства врачей ждет уголовная ответственность, а ребенка оставят с суррогатной матерью.

В Нидерландах суррогатное материнство разрешено при условии, что оно альтруистичное. То есть женщина не может получить денежное вознаграждение за вынашивание ребенка, только возмещение расходов во время беременности. Исследование случаев суррогатного материнства, имевших место между 1997-м и 2004 годом, показало, что некоммерческое суррогатное материнство успешно с точки зрения исхода беременности, психологических последствий для всех участников, при отсутствии юридических проблем.

США и Бельгию исследователи называют странами с наиболее свободной политикой в отношении репродуктивных технологий, которая сложилась в результате «не-решения» — когда тема не выносится на широкое обсуждение, потому что позиции политических групп слишком разнятся, а сильного запроса со стороны гражданского общества нет.

В Бельгии никакой специальный закон не регулирует суррогатное материнство: по сути, любой суррогатный контракт не имеет юридической силы, договоренности администрируются клиниками. Они же устанавливают и условия — некоторые, например, предпочитают, чтобы сурматери были родственницами заказчиков. Коммерческое суррогатное материнство формально противоречит основным принципам гражданского и уголовного права, которые запрещают коммодификацию тела. Однако на практике сурматери и родители-заказчики могут регулировать этот вопрос между собой.

Отсутствие национального законодательства о суррогатном материнстве в Соединенных Штатах можно объяснить федеральной системой, которая оставляет за штатами полномочия в определенных областях, включая семейное право. Была предпринята только одна попытка урегулировать суррогатное материнство на федеральном уровне в 1980-х годах, но законопроект не получил достаточной поддержки и не был реализован. В итоге США оказались единственной страной, жители которой практикуют суррогатный туризм и куда одновременно приезжают с той же целью из других стран.

Самой популярной страной для суррогатного туризма до недавнего времени была Индия. Там в 2002 году приняли Национальное руководство по аккредитации, надзору и регулированию клиник вспомогательных репродуктивных технологий. Коммерческое суррогатное материнство было легализовано в Индии в рамках усилий страны по развитию медицинского туризма. Отрасль приносила порядка $400 млн в год. Тем не менее суррогатное материнство практически не регулировалось, что делало процесс простым и дешевым, в то время как в западных странах он сопровождается бюрократическими сложностями и большими расходами. Полный пакет услуг — от оплодотворения яйцеклетки до родов в больнице — стоил в Индии от $10 000 до $28 000: это примерно треть от стоимости процедуры в Великобритании и пятая часть от его стоимости в США. В 2022 году вступил в силу закон, который разрешает только альтруистичное суррогатное материнство.

Суррогатные матери

Политика в отношении суррогатного материнства колеблется между двумя полюсами:  «сурматеринство — это труд» (Бельгия, Индия до 2022 года) и «сурматеринство — это эксплуатация уязвимых женщин» (Германия, Швейцария). Некоторые страны пытаются балансировать, разрешая, например, альтруистичное суррогатное материнство, как в Нидерландах, — впрочем, там в 2016 году Правительственный комитет по переоценке родительских прав предлагал разрешить сурматерям получать вознаграждение не более €500 в месяц (предложение было отклонено).

Критики рынка суррогатного материнства в США утверждают, что американские женщины, работающие в качестве суррогатных матерей, подвергаются эксплуатации — многие берутся за эту работу потому, что происходят из семей с низким уровнем дохода. Однако есть и другие распространенные причины: желание помочь другим создать семью, переживание ценности опыта беременности, ощущение эмпауэрмента и повышения самооценки. В глубинных интервью суррогатные матери мало касаются финансовых стимулов, сосредоточившись на альтруистических мотивах.

Напротив, в Индии, согласно опросам, главным мотивом является именно финансовый. После запрета коммерческого суррогатного материнства исследовательница Амрита Панде провела интервью с суррогатными матерями, для некоторых из них эта практика была единственным источником дохода. По их словам, выходом из ситуации становится переезд в страны, где разрешено коммерческое суррогатное материнство, например в Непал.

Законы о суррогатном материнстве не всегда учитывают все обстоятельства конкретных семей, например, когда родители-заказчики по каким-то причинам не могут забрать ребенка. Американка Сьерра Мартин в 2021 году вынашивала ребенка для гей-пары из Китая, но из-за карантинных ограничений в связи с пандемией не смогла сразу после рождения передать его усыновителям. За время, проведенное с ребенком, она привязалась к нему и в момент расставания испытывала тяжелые эмоции. Сьюзан Керш-Киблер, основательница агентства по подбору суррогатных матерей на Украине, после начала российской «спецоперации»* получила множество сообщений от заказчиков с требованиями вывезти своих подопечных в безопасное место, но некоторые женщины отказались покидать свои дома. «Не могу же я посадить их в багажник и заставить пересечь границу, — говорит Керш-Киблер. — Это уже будет торговля людьми».

Родители

Законы, которые запрещают суррогатное материнство, заставляют заинтересованных в этом людей отправляться в страны, где оно разрешено. Но в итоге это создает сложности для установления родительского статуса. Например, в Германии, где популярен суррогатный туризм, матерью считается женщина, родившая ребенка, а отцом — мужчина, с которым она состояла в браке на момент родов. Это затрудняет установление родства в контексте суррогатного материнства. Закон приводит к ситуациям, когда дети не имеют ни родства по отношению к родителям-заказчикам, ни какого-либо гражданства. Каждый такой случай рассматривается судом в индивидуальном порядке.

Швейцарское правительство не поощряет суррогатного туризма. Например, в 2014 году гомосексуальная пара привезла из Калифорнии в Швейцарию ребенка, рожденного суррогатной матерью. В США они оба были признаны отцами, однако на родине федеральный суд отказался признавать их статус — юридически отцом ребенка мог считаться только его биологический родитель.

В Бельгии суррогатное материнство разрешено с 2007 года. Это связывают с социальным контекстом: в 2003 году однополым парам разрешили вступать в брак, а в 2006-м — усыновлять детей, и суррогатное материнство стало логичным продолжением этой политики. Закон придал легитимность практикам, которые и так существовали в клиниках, однако и здесь есть сложности с установлением родительства. Суррогатная мать считается матерью ребенка по умолчанию и без ее согласия родители-заказчики не могут получить юридический статус по отношению к ребенку.

В Индии суррогатная мать по документам не является матерью ребенка и не нужно проходить процедуру усыновления. Это в том числе делало страну популярной для суррогатного туризма до запрета коммерческого сурматеринства. С 2013 года в законодательстве стали появляться ограничения для родителей-заказчиков: получать услуги сурматерей запретили иностранными гомосексуальными парам и родителями-одиночками. Сейчас особые требования предъявляются не только к заказчикам, но и к сурматери: она должна быть в возрасте от 25 до 35 лет, быть близкой родственницей пары, быть замужем и иметь собственного ребенка, а также иметь сертификат о медицинской и психологической пригодности для суррогатного материнства. Закон призван защищать уязвимых женщин от эксплуатации. Но бесплодным парам теперь намного сложнее найти суррогатную мать, соответствующую всем критериям. Кроме того, доступ к суррогатному материнству закрыт для ЛГБТ-пар и одиноких людей.

В России, где суррогатное материнство разрешено, также действуют ограничения для родителей: согласно закону «Об основах охраны здоровья граждан Российской Федерации», заказчиками могут быть только гетеросексуальные пары, а также одинокие женщины. В книге «Сделай меня точно» исследовательница Инна Денисова пишет, что для клиник нет проблемы оформить суррогатное материнство для отца-одиночки: когда рождается ребенок, в ЗАГСе отцу в регистрации сначала отказывают, но отказ можно оспорить в суде.

Дети

Новый российский законопроект, который запрещает суррогатное материнство для иностранных граждан, призван защищать права детей. Соавтор проекта глава комитета по безопасности и противодействию коррупции Василий Пискарев заявляет: «Мы констатируем высокую латентность преступлений в данной сфере поскольку, во-первых, мы не можем отследить судьбу младенцев, так как эти дети не являются гражданами России, и во-вторых, мы, по сути, ничего не знаем об их родителях-иностранцах: кто они такие и с какой целью приобретают у нас ребенка». Член Российской ассоциации репродукции человека (РАРЧ) Константин Свитнев считает, что иностранные граждане, обращающиеся к услугам суррогатного материнства в России, обеспеченные люди, и дети в таких семьях вырастают в хороших условиях.

Проблематичная ситуация для детей складывается, когда родители-заказчики отказываются принимать ребенка. Например, в 2014 году австралийская пара взяла только одного из близнецов, родившихся в Индии от суррогатной матери, заявив, что не рассчитывали на появление двух детей. В 2008 году за время вынашивания ребенка суррогатной матерью в Индии заказчики из Японии успели развестись. Биологическая мать родившейся девочки отказалась забирать ребенка, отец, напротив, был готов воспитывать дочь, но по индийским законам, будучи одиноким мужчиной, не мог ее усыновить. После международной огласки девочке все же выдали свидетельство о рождении, и отец забрал ее в Японию. Иногда передача ребенка родителям-заказчикам становится невозможной из-за внешних обстоятельств — того же карантина или военных действий.

*Согласно требованию Роскомнадзора, при подготовке материалов о специальной операции на востоке Украины все российские СМИ обязаны пользоваться информацией только из официальных источников РФ. Мы не можем публиковать материалы, в которых проводимая операция называется «нападением», «вторжением» либо «объявлением войны», если это не прямая цитата (статья 53 ФЗ о СМИ). В случае нарушения требования со СМИ может быть взыскан штраф в размере 5 млн рублей, также может последовать блокировка издания.

Читать также:  Вцп и государственные программы

Гинеколог Елена Маясина объяснила, кому теперь будет недоступна программа суррогатного материнства

Кажется, что тема суррогатного материнства окутана тайной, ведь мы так редко встречаемся с подобным в обычной жизни. Но на самом деле для кого-то это единственная возможность родить здорового ребенка.

В закон о суррогатном материнстве внесли изменения. О важных переменах E1.RU рассказала гинеколог, репродуктолог, к. м. н., главный врач Клинического института репродуктивной медицины Елена Маясина.

Рекомендуемая длительность обследования для установления причин бесплодия составляет не более шести месяцев с момента обращения пациентов в медицинскую организацию по поводу бесплодия.

Теперь иностранцам нельзя приезжать в Россию на программу суррогатного материнства

Закон вступил в силу 19 декабря этого года.

Елена Маясина рассказала, что в доковидные времена в Россию приезжало много пар из Китая

— В Россию приезжали иностранные супружеские пары, чтобы реализовать программу суррогатного материнства, потому что в некоторых странах это запрещено, в частности, в Китае. Было достаточно пар в доковидные времена, — рассказала Елена Маясина. — Это было развитое направление для тех пар, которые не могут выносить ребенка. А в Китае эта проблема актуальна, так как в одно время у них было разрешено прерывание беременности на поздних сроках до 20 недель, и были прерывания с тяжелыми повреждениями матки. Чаще всего они ездили в Москву и Питер. Есть агентства, которые занимаются подбором суррогатных мам, этот закон существенно их коснется. В Екатеринбурге тоже были иностранные пациенты, но это не основной объем работы клиник ВРТ.

— Что касается запрета на донорские программы, на использование донорского материала, этот вопрос крайне актуален для пациентов с онкологическими заболеваниями, когда мы не можем проводить стимуляцию яичников и женщина не может вынашивать ребенка, у нее уже нет возможности получить свой генетический материал. Тогда мы прибегали к программе донорской яйцеклетки, оплодотворяли спермой мужа и переносили эмбрион суррогатной маме, — объясняет эксперт. — На данный момент в законе потенциальные родители обозначены как генетические. Для этих пар пока, если не будет никаких дополнений и разъяснений, такой способ рождения ребенка закрыт. Это наиболее значимые изменения.

Теперь все, кто рожает ребенка при помощи суррогатной мамы, должны быть гражданами РФ

— Требования к суррогатным мамам в законе почти не изменились, единственное новое требование — чтобы суррогатная мама была гражданкой РФ, — объяснила Елена Маясина. — Клиники ВРТ работают по приказу 803Н Минздрава РФ. Суррогатной мамой может быть женщина от 20 до 35 лет, которая прошла необходимое обследование, не имеет значимых соматических и психиатрических заболеваний, у которой есть ребенок. Наличие собственного ребенка является обязательным условием. Если женщина не рожала, она не может быть суррогатной мамой.

— Практически все клиники работают в системе ОМС и проводят базовые программы ЭКО для пациентов с бесплодием, программа суррогатного материнства не занимает значимого объема работы. В нашей клинике 7–8% программ проводятся суррогатными мамами. Мы придерживаемся буквы закона и проводим переносы строго по медицинским показаниям, а их не так много, — рассказала репродуктолог.

Гинеколог Елена Маясина считает, что пока что закон несправедлив для пар, у которых применение донорской яйцеклетки суррогатной мамы было бы единственным шансом на рождение здорового ребенка. Например, если у матери онкология

— Мне больше всего в этой ситуации жаль, что люди, которые принимают законы, не работают в этой теме, — рассказала Елена Маясина. — Очень жаль те пары, у которых применение донорской яйцеклетки суррогатной мамы было единственным шансом на рождение здорового ребенка, причем в семье, которая бы очень ждала его. Но пока законодательство поставило на этом крест.

Суррогатная мама — это женщина, которая вынашивает генетически не своего ребенка. Она, грубо говоря, просто предоставляет свою матку. Раньше был допустим вариант, когда используются яйцеклетка и сперма супругов, которые страдают бесплодием и не могут вынашивать беременность. Например, у женщины после тяжелых родов удалена матка, и у такой пары есть только один вариант — суррогатное материнство. Второй вариант до закона был, когда специалисты брали донорские яйцеклетки, сперму мужа и делали перенос суррогатной маме. Сейчас этот вариант недоступен.

Третий вариант — яйцеклетки женщины и сперма донора. Это приемлемо для одиноких женщин, у которых нет возможности вынашивать беременность: допустим, нет матки и нет партнера. Это на сегодняшний день приемлемо. Еще важно, что суррогатная мать не может вынашивать ребенка, если она донор яйцеклетки. Иначе генетически это будет ее ребенок.

Шесть лет назад суд в Москве отказался регистрировать ребенка за генетическими родителями. По словам юриста, по стране такие неоднозначные случаи тоже были. Роман Петров лично помогал оформлять отцовство на ребенка, который был рожден с помощью заместительного вынашивания. Суд оставил малыша с папой.

20 января состоялись парламентские слушания по обсуждению законопроекта о регулировании суррогатного материнства, разработанного в том числе вице-спикером Госдумы Петром Толстым. Партнер коллегии адвокатов Pen & Paper Екатерина Тягай проанализировала документ и рассказала Forbes Woman, почему такой подход противоречит российской Конституции и нормам международного права

Законопроект состоит всего из трех статей, а мотивы его подготовки и логика авторов раскрываются в пояснительной записке. По мнению партнера коллегии адвокатов Pen & Paper Екатерины Тягай, которая подготовила юридическое заключение на законопроект, предложения парламентариев сводятся к запрету доступа к вспомогательным репродуктивным технологиям (ВРТ) для иностранцев, а также людей, не состоящих в браке, и тех, кто младше 25 и старше 55 лет. Свою позицию она пояснила в колонке для Forbes Woman.

Что предлагают изменить

Сейчас Федеральным законом «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» установлено, что ВРТ, в том числе суррогатное материнство, доступны:

  • Мужчине и женщине, как состоящим, так и не состоящим в браке, при наличии обоюдного информированного добровольного согласия на медицинское вмешательство.
  • Одинокой женщине при наличии ее информированного добровольного согласия на медицинское вмешательство.
  • Требований к гражданству, возрасту или иным характеристикам родителей нет.
  • Основанием обращения к суррогатному материнству является невозможность вынашивания и рождения ребенка для родителей по медицинским показаниям.

При этом порядок использования ВРТ, показания и ограничения к их применению установлены приказом Минздрава №107н от 30.08.2012. В нем также последовательно подчеркивается, что доступ к ВРТ есть не только у супругов, но и у партнеров, и при этом внятно раскрываются показания к применению суррогатного материнства.

Несмотря на это, авторами поправок предлагается изменить закон и ограничить доступ к суррогатному материнству для всех, кроме мужчины и женщины, состоящих в зарегистрированном браке, при этом:

  • они оба должны быть не старше 55 и не младше 25 лет;
  • они оба должны быть гражданами России или иметь вид на жительство;
  • их брак должен быть зарегистрирован не менее года до решения воспользоваться услугами сурмамы;
  • женщина не должна иметь возможности самостоятельно выносить и родить ребенка не просто по медицинским показаниям, но по показаниям, установленным консилиумом врачей.

Помимо существенного сужения круга потенциальных родителей, в законопроекте предусмотрены:

  • необходимость нотариального удостоверения договора о суррогатном материнстве (без указания его существенных условий и других требований к нему);
  • запрет рекламы услуг по суррогатному материнству.

Наконец, для того чтобы зарегистрировать рождение ребенка в ЗАГСе, необходимо будет предоставить не только заявление родителей и документ, подтверждающий факт рождения, но и подтверждение того, что:

  • медицинской организацией было выдано заключение, необходимое для применения суррогатного материнства;
  • суррогатной матерью было дано соответствующее согласие.

При этом последствия отсутствия или невозможности предоставления одного или нескольких таких документов не предусмотрены, равно как и последствия того, что обстоятельства, которые имели место на момент использования ВРТ, а также рождения ребенка, впоследствии изменились.

В чем противоречие предлагаемых изменений

Пояснительная записка сразу обнаруживает нарушение простых логических связей и крайне низкую (что критически опасно при обсуждении столь чувствительных вопросов) проработку проблемы.

Отмечается, что в отсутствие запрета на иностранное усыновление из России было вывезено «более 60 000 детей». Однако ничего не сказано о том, что сейчас, когда такой запрет есть, в банке данных на усыновление остается, только по официальной статистике, около 50 000 российских детей. Не учитывается и то, что многие являются социальными сиротами, то есть у них есть живые родители, отвечающие всем требованиям, которые, по мнению авторов законопроекта, должны что-то таким детям гарантировать.

Что касается иностранных граждан, парламентарии сначала говорят, что «сформировался рынок «экспорта» российских детей, рожденных суррогатными матерями», но в том же предложении сами себе противоречат, утверждая, что «оценить объемы «экспорта» детей, рожденных суррогатными матерями на заказ для иностранных граждан, практически невозможно».

Наконец, авторы прямо заявляют: «На сегодняшний день официальные власти страны не знают ни объем рынка суррогатного материнства, ни его субъектный состав, ни число суррогатных матерей, ни число родившихся детей». При этом в пояснительной записке фигурируют «громкие дела», возникающие в связи с «мошенничеством, обманом как заказчиков, так и суррогатных матерей, фальсификациями, злоупотреблениями и др.».

Как поправки нарушают нормы российского законодательства и международных актов

Во-первых, авторы, очевидно, не понимают правовой природы семейных правоотношений, путая понятие семьи и брака. Показателем «серьезности намерения» стать родителем авторы законопроекта предлагают считать продолжительность нахождения будущих родителей в зарегистрированном браке, указывая, что право на применение вспомогательных репродуктивных технологий возникает, помимо прочего, не ранее чем через год после регистрации брака.

Отношения между родителями и детьми самостоятельны от отношений между родителями и, как бы того ни хотелось, не всегда являются производными от них. Именно поэтому сегодня нормы о суррогатном материнстве сформулированы более широко и возникновение родительских правоотношений не ставится в зависимость от брачных.

То, что «семейные связи» — понятие более широкое, чем «брачные», неоднократно подчеркивали Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ), в том числе применительно к отношениям между партнерами и их детьми в незарегистрированных союзах.

Действительно ли парламентарии думают, что мать-одиночка или отец-одиночка с детьми — это не семья? Что пара, имеющая детей, но не зарегистрированная в ЗАГСе, не имеет родительских прав и обязанностей? Что дети, пережившие родителей, но имеющие братьев и сестер, остались без семьи? Что бабушки, дедушки, тети, дяди, мачехи и отчимы, воспитывающие детей, не являются по отношению к этим детям семьей?

Все эти отношения требуют признания и защиты. Но обеспечить их сложнее, чем просто запретить иметь детей тем, кто не подходит под удобные стандарты. Именно поэтому следовало бы действительно гармонизировать нормы семейного законодательства и закона об охране здоровья граждан, при этом не лишая гражданских прав, а, наоборот, давая инструменты их защиты.

Во-вторых, не ясно, почему лица, применяющие ВРТ, подвергаются дискриминации и их «права на родительство» ограничиваются по сравнению с правами тех, кто способен родить детей «традиционным естественным путем», как этого ожидает от них государство. Иными словами, по действующему законодательству, стать родителем в «обычном» порядке может как одинокий, так и состоящий в любых отношениях человек независимо от пола, возраста и гражданства. Но если такой человек нуждается в использовании ВРТ, авторы прямо предлагают всем, кому меньше 25 и большее 55, забыть о счастье материнства и отцовства.

Читать также:  Санкт-Петербургский государственный университет

Такой подход нарушает нормы и конституционного, и семейного законодательства, не говоря о международных принципах, гарантирующих права человека.

Наконец, далекой от права является сама цель законопроекта. Вопреки тому, что авторы сетуют на отсутствие системы контроля в сфере применения суррогатного материнства, они, по сути, предлагают устранить сам объект такого контроля. Между тем согласно статье 18 Конституции права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти.

Отношения, связанные с суррогатным материнством и другими ВРТ, требуют тонких настроек — это всегда непростые решения для всех участников, будь то семья, решившая таким способом завести ребенка, или женщина, выступающая в роли суррогатной матери. Худшее, что можно сделать, ­— и недавние скандалы вокруг «торговли детьми» это хорошо иллюстрируют, — оставить данные отношения слабо урегулированными, в результате чего они попадают в серую зону, и страдают в первую очередь дети и родители. К сожалению, обсуждаемый законопроект представляет собой попытку не решить сложные вопросы, а устранить их, попутно нарушая права человека, дискриминируя одних потенциальных родителей относительно других и подменяя принципы семейного права подходами, основанными на евгенике (учение о селекции применительно к человеку, а также о путях улучшения его наследственных свойств. — Прим. Forbes Woman).

Показательно и то, как в пояснительной записке упомянуты новые конституционные нормы о «детях как приоритете государственной политики» — хотя именно в интересах детей следовало бы гарантировать обеспечение и защиту родительских прав, а не заведомо ограничивать права тех, кто готов стать родителем.

Цены — от 1,5 миллиона. Как устроен рынок суррогатного материнства и кто идет рожать чужих детей

Иллюстрация: Право.ru/Петр Козлов

Россия – одна из прогрессивных стран в вопросах суррогатного материнства, однако законодательного однозначного ответа на подобное явление нет и здесь. В Великобритании необходимый закон был принят в 1980 годах и с тех пор почти не изменялся. Но независимо от юрисдикции это явление объединяет одно – недостаточное правовое регулирование.

Законно, но туманно

Россия – одна из немногих стран, где суррогатное материнство разрешено, в том числе на коммерческой основе. Стоимость такой услуги для будущих родителей через агентства может сильно различаться в зависимости от пакета услуг. Московские клиники называют цену в 2,4 млн руб. (GMS ЭКО), 2,5 млн руб. («АльтраВита»). Переменных для ценообразования немало: медицинское сопровождение, процесс переноса эмбриона (по закону для него не может быть использована яйцеклетка суррогатной матери), вознаграждение для суррогатной мамы, другие траты, связанные с ведением беременности, роды (если выбирается платная клиника), а также юридическое сопровождение. На ресурсах указывается, что вознаграждение для сурмамы, как правило, составляет около 1 млн руб. Юридическая часть вопроса по важности сравнима со сложной репродуктивной технологией: суррогатная мать по российскому законодательству может оставить ребенка себе.

С родителями заключается договор, где описываются детали и условия. В конечном счете для законодателя имеет смысл только соглашение суррогатной матери, которое приносят родители ребенка в ЗАГС. Также должно быть нотариально заверенное согласие мужа, если он есть у суррогатной матери. Как правило, посредником в таких вопросах выступают медицинские центры и они же предоставляют юридическое сопровождение. Но тем не менее заставить суррогатную мать отдать ребенка нельзя.

В РФ нет специального закона, который бы регулировал суррогатное материнство, но отдельные положения о нем закреплены сразу в нескольких документах. В ФЗ № 323 «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» ст. 55 («Применение вспомогательных репродуктивных технологий») закреплены основные положения. Там же говорится, что «суррогатное материнство представляет собой вынашивание и рождение ребенка (в том числе преждевременные роды) по договору, заключаемому между суррогатной матерью (женщиной, вынашивающей плод после переноса донорского эмбриона) и потенциальными родителями, чьи половые клетки использовались для оплодотворения, либо одинокой женщиной, для которой вынашивание и рождение ребенка невозможно по медицинским показаниям». Медицинские показания, которые нужны для процедуры, перечислены в приказе Минздрава «О порядке использования вспомогательных репродуктивных технологий, противопоказаниях и ограничениях к их применению».

Показания к суррогатному материнству:

а) отсутствие матки (врожденное или приобретенное);

б) деформация полости или шейки матки при врожденных пороках развития или в результате заболеваний;

в) патология эндометрия (синехии, облитерация полости матки, атрофия эндометрия);

г) заболевания (состояния), включенные в Перечень противопоказаний;

д) неудачные повторные попытки ЭКО (три и более) при неоднократном получении эмбрионов хорошего качества, перенос которых не приводит к наступлению беременности;

е) привычное невынашивание беременности (три и более самопроизвольных выкидыша в анамнезе).

Еще один документ, в котором говорится об этой репродуктивной технологии, – Семейный кодекс (п. 4 ст. 51). В нём закреплено положение о том, что суррогатная мать может оставить ребенка себе: «Лица, состоящие в браке между собой и давшие свое согласие в письменной форме на имплантацию эмбриона другой женщине в целях его вынашивания, могут быть записаны родителями ребенка только с согласия женщины, родившей ребенка (суррогатной матери)». Похожие тезисы есть и в законе «Об актах гражданского состояния». Если суррогатная мать не отдает ребенка, то оспорить это можно в суде. В частности, такие споры рассматривал Верховный суд.

Следующие шаги

Российский законодатель пришел к тому, чтобы усовершенствовать уже существующие механизмы. Члены Совфеда в мае 2018 года внесли законопроект № 473140-7. В нем предлагается закрепить порядок для ЗАГС по регистрации таких детей. «Положения Семейного кодекса РФ и № 143-ФЗ предусматривают только один из нескольких случаев регистрации ребенка, родившегося в результате реализации применения репродуктивных методов, тем самым нарушаются права одиноких женщин и лиц, не состоящих в браке», – сообщается там. Пока законопроект не прошел даже первое чтение. Но и международный опыт показывает, что быстро прийти к безусловному регулированию не получится из-за тонкости вопроса. В Госдуму в начале 2017 года вносили законопроект №133590-7, в котором предлагалось запретить суррогатное материнство. «Для «передачи» ребенка от суррогатной мамы к «родителям-заказчикам» не требуется даже процедура усыновления, что еще больше выводит договор об оказании соответствующих услуг за пределы правового поля и может привести к нарушению прав детей, рожденных таким способом», – мотивировали авторы проекта свою инициативу. Поддержку инициатива не нашла, и проект провалился в первом чтении.

Позиционирование ребёнка не как личности, а как некоего объекта сделки, по существу – как неодушевлённого объекта, которому атрибутируются признаки товара и потребительские товарные свойства, стало основным аргументом в пользу полного запрета суррогатного материнства в Германии.

Из пояснительной записки проекта о запрете суррогатного материнства.

В Европе отношение к суррогатному материнству преимущественно настороженное. Например, оно полностью запрещено в Австрии, Германии, Норвегии, Швеции и Франции. Некоммерческая форма (когда сурмать не получает деньги за услугу) разрешается в Великобритании, Испании, Дании и некоторых других странах. А в Бельгии и Греции эта сфера отношений вообще не регулируется.

Великобритания была одной из первых стран, которые внесли это понятие в законодательство. Долгое время суррогатное материнство там было запрещено, но после его разрешили исключительно на некоммерческой основе. Летом этого года законодательная комиссия страны вновь обратилась к необходимости реформировать сферу, рассказывает The Guardian. Предлагается создать национальный реестр суррогатных матерей, чтобы при необходимости дети могли получить информацию о своем происхождении. Также комиссия советует создать специальный регулятор над организациями, которые участвуют в процессе. Предлагается отрегулировать законы для скорейшего процесса получения родительского приказа: сейчас на то, чтобы новые родители получили права, может уйти много месяцев.

29 июня Конституционный суд опубликовал постановление, которым зафиксировал право на материнский капитал у семей, использовавших вспомогательные технологии для рождения детей. Этот вопрос КС рассмотрел по запросу Конаковского городского суда Тверской области 20 мая. Суд рассматривал обращение мужчины, который воспользовался услугами суррогатной матери, а впоследствии женился; его супруга усыновила детей мужа, но не смогла получить материнский капитал.

История вопроса

Иван Терентьев* в сентябре 2019 года признан отцом двоих детей, которых родила суррогатная мать с помощью его генетического материала. В графе «мать» в их свидетельствах о рождении был указан прочерк. В октябре того же года Терентьев вступил в брак с Екатериной*, усыновившей его детей – всех четверых.

Новости Москва: суд признал холостого гражданина отцом ребенка «из пробирки»

После этого женщина обратилась в территориальный орган Пенсионного фонда за сертификатом на материнский капитал. Ей отказали – ФЗ «О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей» не дает права на такой капитал в случае усыновления пасынков или падчериц. Тогда в ПФР обратился сам Терентьев, но и он не соответствовал критериям такой поддержки.

Тереньтев подал иск о признании отказа регионального отделения ПФР незаконным. При рассмотрении дела Конаковский горсуд усомнился, что ст. 3 соответствующего закона соответствует Конституции, так как лишает генетического отца рожденных суррогатной матерью детей права на материнский (семейный) капитал. Это противоречит конституционным нормам о поддержке материнства и детства, равенстве перед законом и социальных гарантиях, решил горсуд. В связи с этим он обратился в КС.

Отзывы компетентных органов

В ответе на запрос КС Минюст указал, что сейчас между судами нет единства по вопросу признания отцовства мужчин, которые воспользовались услугами суррогатных матерей. К тому же закон напрямую не упоминает одиноких мужчин среди тех, кто имеет право применять такие технологии. В связи с этим и право на семейный капитал им не предоставлено. Минюст напомнил, что это – временная стимулирующая мера, которая не вытекает напрямую из конституционных гарантий.

Ранее Московский областной суд отметил, что эта поддержка направлена на детей и в принципе на воспитывающие их семьи, а не только на матерей. Исключение одиноких отцов из числа лиц, имеющих право на такую помощь, нарушило бы принцип равенства, полагает Минюст. Аналогичную позицию выразила Генпрокуратура.

Уполномоченный по правам детей Анна Кузнецова отметила, что в интересах детей одинокому отцу должен быть предоставлен доступ к материнскому капиталу. Одновременно омбудсмен заявила, что необходимо внести в законодательство изменения, которые запретят одиноким мужчинам пользоваться услугами суррогатных матерей.

Полпред Госдумы в КС, депутат Марина Беспалова полагает, что действующее регулирование уже не допускает использование вспомогательных репродуктивных технологий одиноким мужчиной – только женщиной или семейной парой.

К тому же материнский капитал, по мнению депутата, направлен именно на компенсацию продолжительной потери трудового стажа матерью, а также ставит своей целью стимулирование рождения второго ребенка в семье и устройство в семью сирот. С учетом этого его нормы не нарушают прав Терентьева.

Позиция КС

Конституционный суд напомнил, что дети относятся к важнейшим приоритетам российской государственной политики. В качестве одной из мер поддержки семей с детьми законодатель предусмотрел приоритетное право женщин на получение материнского капитала с учетом их особой роли в обществе.

Читать также:  Форма финансирования проектов включенных в программу государственных внешних

По общему правилу, такое право у мужчины появляется только как производное от права женщины, если она не может его реализовать из-за смерти, лишения родительских прав и по другим предусмотренным законом причинам. Единственное исключение – мужчины, которые в одиночку усыновляют детей.

В этом сюжетеКак это работает: постановление Пленума ВС об оспаривании отцовства и материнства16 мая, 14:55Иностранцам запретят пользоваться услугами суррогатных матерей11 июня, 14:47Использование маткапитала предлагают расширить27 мая, 11:50

При этом некоторые граждане не могут стать матерями или отцами по медицинским показателям, но все еще хотят стать родителями с помощью вспомогательных репродуктивных технологий. Законодатель при регулировании их применения исходил из понимания брака как союза мужчины и женщины и гарантировал таким парам право на материнский капитал наравне с не прибегающими к суррогатному материнству семьями.

Но если в полной семье биологический отец изначально признан единственным родителем рожденных суррогатной матерью детей, а его жена их усыновила, прав на семейный капитал нет ни у одного из супругов. Но такая семья воспитывает детей наравне с другими, и умаление ее прав на поддержку противоречит нормам Конституции.

Законодателю надлежит внести соответствующие изменения и предусмотреть получение материнского капитала такими семьями. Конаковский горсуд при рассмотрении дела Терентьева вправе руководствоваться этим постановлением, указал КС.

При этом КС подчеркивает, что признание судом отцовства одинокого мужчины, который воспользовался услугами суррогатной матери, оправдано только необходимостью обеспечить детям родительское попечение. Такие репродуктивные технологии предназначены только для женщин и семейных пар.

*Имя и фамилия изменены редакцией.

Цены — от 1,5 миллиона. Как устроен рынок суррогатного материнства и кто идет рожать чужих детей

Фото Getty Images

В 2023 году в России число процедур, выполненных по программам суррогатного материнства, с начала этого года сократилось примерно на 70%. Участники рынка объясняют падение спроса запретом на использование донорских яйцеклеток, принятым в прошлом декабре. Теперь большинство семей с тяжелой формой бесплодия в России больше не могут создать эмбрион для вынашивания суррогатной матерью

С начала 2023 года в России в несколько раз сократилось число выполненных процедур по программам суррогатного материнства. Об этом сообщает «Медвестник» со ссылкой на представителей клиник вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ).

По данным издания, причиной этого стал запрет частичного донорства — использования донорских яйцеклеток (ооцитов) — для создания эмбриона, вступивший в силу 19 декабря 2022 году. Теперь для получения эмбрионов может применяться только генетический материал супружеской пары или одинокой женщины — потенциальных родителей ребенка, которого выносит суррогатная мать. Теперь, как отмечает «Медвестник», большинство семей с тяжелой формой бесплодия в России больше не могут создать эмбрион. А те пациенты, для которых эмбрионы уже были подготовлены до принятия поправок в закон о суррогатном материнстве, в срочном порядке вывозят их за границу.

По словам главного врача репродуктивной клиники «Мак ЭКО» Нино Какучая, за первые три месяца 2023 года число выполненных программ суррогатного материнства уменьшилось в несколько раз. Такую помощь получил только один пациент, тогда как год назад за тот же период — шесть. Основатель Ассоциации суррогатных мам и доноров ооцитов (ASMED) Елена Литвишко в свою очередь отметила, что с января по март этого года в организацию за подбором суррогатной мамы обратились всего четыре пары по сравнению с 16 семьями в прошлом году. Как ожидают в агентстве суррогатного материнства «Спарта», если запрет на частичное донорство не будет отменен, спрос на программы суррогатного материнства по итогам 2023 года упадет еще на 30—35%.

Участники рынка подчеркивают, что донорские ооциты использует для получения эмбрионов 70–75% супружеских пар, обратившихся к программе суррогатного материнства.

Впервые за долгие годы государство в лице Минфина официально заявило: суррогатная мать обязана заплатить налоги с платы за свои услуги.

Рассказываем, насколько вообще правомерно вынашивать ребенка за деньги, а также какие права и обязанности есть у суррогатной матери и родителей ребенка после его рождения.

Что такое суррогатное материнство

Для многих термины «суррогатное материнство» и «суррогатная мать» звучат неприятно, а потому кажутся чем-то подпольным. На деле же всё законно и урегулировано нормативными документами, пусть и небезупречно.

Предположим, Павел и Наталья способны зачать ребенка, но девушка из-за серьезных проблем со здоровьем не может его выносить. Выход — обратиться к суррогатной матери. Допустим, ее зовут Ольга. Эмбрион зачинают «в пробирке» методом ЭКО строго из половых клеток Павла и Натальи, суррогатная мать в этом не участвует. Задача Ольги — выносить подсаженный ей зародыш, родить ребенка и отдать его Павлу с Натальей, которых принято называть генетическими или биологическими родителями.

Ольга этому ребенку генетически никто: она свою ДНК ему не передавала, так как в оплодотворении не участвовала. Поэтому суррогатное материнство нельзя путать с ситуацией, когда Ольга выступает донором яйцеклетки для Павла с Натальей либо соглашается выносить ребенка от Павла из-за того, что Наталья не способна ни к зачатию, ни к вынашиванию. Тогда в обоих случаях Ольга будет биологической матерью малыша. Но суррогатная мать биологической матерью не будет никогда.

Кто и как может стать суррогатной матерью в России

Требования к кандидатке довольно суровые. Вот что нужно по закону, чтобы иметь возможность стать суррогатной матерью в РФ:

  • Быть не младше 20 и не старше 35 лет.
  • Иметь по крайней мере одного собственного ребенка.
  • Не иметь ряда серьезных болезней и состояний. В их числе, например, туберкулез и психические расстройства.
  • Пройти медицинское обследование по методике Минздрава.
  • Если кандидатка замужем, понадобится нотариальное согласие супруга на процедуру.

Кто может стать биологическими родителями

Вернемся к нашему примеру, где Павел и Наталья — потенциальные биологические, они же генетические, родители. Чтобы процедуру суррогатного материнства разрешили медики, нужен ряд показаний. Например, три и более выкидыша у Натальи либо три и более неудачных попытки подсадить ей здоровый эмбрион, зачатый методом ЭКО. Также суррогатное материнство разрешат, если у Натальи тяжелый недуг, например хроническая почечная недостаточность или порок сердца. Вот полный перечень таких заболеваний.

По закону об охране здоровья граждан эта процедура доступна также одинокой женщине, у которой есть аналогичные болезни. Только для этого ей понадобится анонимный донор спермы, а в остальном — все то же самое: зачатие методом ЭКО с яйцеклеткой женщины, подсаживание эмбриона суррогатной матери, вынашивание.

Однако за бортом законодательного регулирования остались такие случаи обращения к суррогатному материнству:

  • семейная пара, в которой женщина в принципе не способна к зачатию и для ЭКО нужны донорские яйцеклетки. Либо, наоборот, не способен мужчина — и тогда понадобится сперма донора;
  • одинокий мужчина, способный к зачатию, плюс яйцеклетки анонимного донора.

В жизни процедуру практикуют и в этих ситуациях, однако юридически такие биологические родители менее защищены. Об этом подробнее расскажу дальше.

Заберите свое у государства!

Как получать вычеты, льготы и пособия, рассказываем в нашей рассылке раз в месяц. Подпишитесь!

Чтобы при регистрации ребенка не возникло проблем, Павлу и Наталье из нашего примера желательно состоять в официальном браке. Дело в неудачных нормах закона о загсах и семейного кодекса, по которым для регистрации ребенка от суррогатной матери нужно ее согласие, выданное генетическим родителям — супругам. Поскольку в нормах не упоминаются другие варианты — например биологические родители в гражданском браке, одинокие женщины или мужчины, — загсы неохотно записывают детей за ними.

Тогда за право быть родителем в свидетельстве о рождении малыша приходится судиться. И если одинокие биологические матери обычно выигрывают такие суды, у «гражданских» генетических родителей бывает по-разному.

Особенно уязвимы в этом плане одинокие мужчины, решившие родить ребенка с помощью анонимного донора яйцеклеток и суррогатной матери. Велика вероятность, что загс и суд откажут в регистрации малыша за биологическим отцом. И если суррогатная мать тоже не захочет фигурировать в свидетельстве о рождении, то там не будет ни отца, ни матери. Вот пример такого решения из практики Тушинского райсуда Москвы.

В то же время если одинокому генетическому отцу каким-то образом удастся зарегистрировать на себя двух детей от суррогатной матери, то суды признают за ним право на материнский капитал. Парадокс, но уж как есть.

Еще примеры, в которых суд обязал региональное управление ПФР выдать одинокому биологическому отцу сертификат на материнский капитал: апелляционные определения Мособлсуда и Краснодарского крайсуда, решение Приморского райсуда Санкт-Петербурга

Как заключить договор суррогатного материнства

Суррогатная мать подписывает с биологическими родителями договор. Прозвучит странно, но по правовой природе он ближе всего к договору оказания услуг.

Никаких обязательных или типовых образцов таких соглашений не существует. Но логично будет указать в нем по крайней мере следующее:

  • Согласие суррогатной матери на регистрацию рождения ребенка за биологическими родителями.
  • Обязательства суррогатной матери проходить определенные медицинские обследования, следить за своим здоровьем, придерживаться рекомендаций медиков, правильно питаться
  • Одно или несколько медучреждений, в которых суррогатная мать должна наблюдаться и рожать.
  • Размер вознаграждения суррогатной матери в зависимости от успешной или неуспешной беременности.
  • Порядок передачи вознаграждения: авансом с хранением в банковской ячейке, как при продаже квартиры, или после родов.
  • Порядок оформления свидетельства о рождении.
  • Какие расходы суррогатной матери компенсируют биологические родители и как: авансом либо постфактум. Речь о плате за медобследования, усиленное питание
  • Штрафные санкции сторон за нарушение условий договора. Например, за отказ суррогатной матери выдать согласие на регистрацию ребенка за генетическими родителями.

Одни суррогатные матери ищут семейные пары напрямую, другие сотрудничают с клиниками репродуктивной медицины либо с агентствами. В последних двух случаях подписывают трехсторонний договор между биологическими родителями, суррогатной матерью и клиникой или агентством.

Сколько стоит суррогатное материнство

Для начала отметим, что договор с суррогатной матерью может быть и безвозмездным. Так бывает, например, если один из биологических родителей — ее родственник либо хороший друг.

Закон не запрещает суррогатной матери брать плату за услуги. Не разрешает, а именно не запрещает, поскольку напрямую о таком праве матери в нормативных документах не говорится.

Обычно плата складывается из таких составляющих:

  • Собственно вознаграждение. В Москве и Санкт-Петербурге это около 1 млн рублей. Доплата за двойню — 150—200 тысяч, за необходимость кесарева сечения — 100—150 тысяч.
  • Компенсация медицинских расходов. Тут все зависит от цен конкретной клиники на обследования и роды.
  • Ежемесячное содержание. В среднем 20—30 тысяч рублей, в зависимости от региона.
  • Единовременная выплата на покупку одежды для беременных. Стандарт — 20 тысяч рублей.
  • Компенсация расходов на переезд и проживание иногородней матери на последних неделях беременности. Тоже индивидуальная сумма, она зависит от того, откуда и куда переезжает мать.

В итоге можно сказать, что в среднем плата за суррогатное материнство в Москве и Санкт-Петербурге составляет около 1,5 млн рублей.

Ребенок родился — что дальше?

А дальше суррогатная мать передает его биологическим родителям вместе с медицинским свидетельством о рождении и еще одним важнейшим документом. Этот документ — согласие на запись биологических отца и матери, которые состоят в браке, родителями ребенка.

Причем бумагу эту оформляет тоже медицинское учреждение, а не нотариус или кто-либо еще. Обязательной формы согласия и даже его официального названия нет — все отдано на откуп конкретному роддому или клинике. Правда, из судебной практики видно, что нередко бумагу все же заверяют нотариально. Видимо, для пущей солидности.

Поскольку по закону все зависит от согласия суррогатной матери, если она решит записать ребенка на себя, биологические родители не смогут помешать. Конституционный суд считает, что это справедливо. Если же суррогатная мать отдала ребенка генетическим родителям, но согласие предоставить отказалась, судиться придется с загсом или с ней самой.

Именно поэтому в договоре с суррогатной матерью должны быть санкции за отказ в выдаче согласия. И как минимум обязанность вернуть все полученное по сделке.

Но предположим, что все прошло хорошо: суррогатная мать дала согласие, ребенок записан за генетическими родителями. Тогда важно понимать вот что:

  • Оплачиваемый декретный отпуск биологической матери не положен. Зато она вправе взять отпуск по уходу за ребенком со дня его рождения и получать пособие — это не запрещено, поскольку декретного отпуска у мамы не будет. Также ей полагается единовременное пособие при рождении ребенка.
  • При соблюдении прочих условий биологические родители вправе получить сертификат на материнский капитал, а также могут рассчитывать на погашение государством до 450 тысяч рублей ипотеки.
  • Биологическим родителям положены стандартные и социальные вычеты на ребенка.

И вообще, во всех правах генетические родители, указанные в свидетельстве о рождении малыша, равны обычным родителям.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *