Государственные программы поддержки импортозамещения

Политика импортозамещения в России

9 июня 2015

Государственные программы поддержки импортозамещения

Проблема импортозамещения, то есть замены на российском рынке товаров иностранного производства отечественными, не нова и периодически поднимается, в том числе и руководством страны. В первую очередь, импортозамещение связывают с решением одной из основных задач экономики России – ее диверсификацией. Однако попытку разработать целостную политику власти предприняли только после введения санкций. Так, о необходимости преодоления критической зависимости от зарубежных технологий и промышленной продукции говорилось в послании Президента РФ Федеральному Собранию в конце 2014 года. Использовать складывающуюся в связи с санкциями ситуацию для выхода на новые рубежи развития Президент РФ Владимир Путин призывал и в ходе «прямой линии» в апреле текущего года.

В настоящее время, по оценкам правительства, доля импорта в различных отраслях экономики крайне высока. К примеру, Россия импортирует в гражданском самолетостроении более 80% комплектующих, в тяжелом машиностроении – порядка 70%, в нефтегазовом оборудовании – 60%, в энергетическом оборудовании – около 50%, в сельхозмашиностроении в зависимости от категории продукции – от 50% до 90% деталей и т. д. 

Антикризисные меры на 2015 год в новой интернет-версии системы ГАРАНТ. Воспользуйтесь бесплатным доступом на 3 дня!

Популярно мнение, что тяжелые для экономики России моменты, связанные со снижением зарубежного спроса на поставляемое Россией сырье и закономерной девальвацией рубля, являются своеобразным окном возможностей для развития отечественной промышленности и углубления импортозамещения. Однако, несмотря на ряд «удачных» в этом смысле моментов, – это, к примеру, кризисы 1998 и 2008 годов, государство не воспользовалось ими в полной мере. Эту проблему периодически поднимают на различных уровнях. Так, в 2011 году Дмитрий Медведев, занимавший в то время пост Президента РФ, на встрече с представителями малого бизнеса Пензенской области говорил о неэффективности действующей в то время программы импортозамещения.

Государственные программы поддержки импортозамещения

Владислав Корочкин, вице-президент Общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства «ОПОРА РОССИИ»:

«Планы по реализации импортозамещения в России смогут осуществиться, если цена на отечественную продукцию будет конкурентоспособной. Этому в определенной мере поспособствовала девальвация рубля, произошедшая в конце прошлого года: отечественная продукция ощутимо подешевела по сравнению с аналогичной, произведенной за рубежом. Однако девальвация работает на импортозамещение лишь в краткосрочной перспективе. Необходимо максимально активно использовать другие механизмы снижения стоимости продукции, такие, как уменьшение непроизводственных, административных издержек (избыточных требований к бизнесу при получении госуслуг, обязательных платежей и т. д.) и повышение конкуренции на внутреннем рынке. С другой стороны, сами производители, прежде чем приступать непосредственно к производству, должны адекватно проанализировать рынок (причем не только отечественный, но и глобальный, если мы хотим по-настоящему развивать промышленность), для того, чтобы продукция нашла своего покупателя и заняла определенную нишу без использования административных рычагов».

От слов до дела – целая верста

В рамках объявленного руководством страны курса на импортозамещение первые акты уже приняты. В апреле 2014 года кабмин утвердил новую редакцию государственной программы Российской Федерации «Развитие промышленности и повышение ее конкурентоспособности» (постановление от 15 апреля 2014 г. № 328). Одной из главных задач госпрограммы, рассчитанной до 2020 года, заявлено снижение доли импорта продукции, в том числе используемой отечественными производителями, в нашу страну.

Месяцем позже Президент РФ Владимир Путин подписал перечень поручений о дополнительных мерах по стимулированию экономического роста, в том числе по импортозамещению в промышленности и сельском хозяйстве. Во исполнение поручений президента правительством был подготовлен План содействия импортозамещению в промышленности. В конце 2014 года была утверждена программа импортозамещения в сельском хозяйстве (распоряжение Правительства РФ от 2 октября 2014 г. № 1948-р).

Финансовое содействие импортозамещению

Выделение средств для поддержки импортозамещения происходит в форме субсидирования и софинансирования исследований, а также предоставления грантов и преференций при государственных закупках.

Так, осенью 2014 года правительством была принята программа поддержки инвестпроектов, реализуемых в России на основе проектного финансирования (постановление Правительства РФ от 11 октября 2014 № 1044). Эта программа была разработана с целью увеличения объемов кредитования организаций реального сектора экономики на долгосрочных и льготных условиях.

В рамках программы финансируются только отобранные в результате конкурса проекты, реализуемые до 2018 года в определенных секторах экономики:

  • сельское хозяйство;
  • обрабатывающая промышленность;
  • химическое производство;
  • машиностроение;
  • жилищное строительство;
  • транспорт;
  • связь и телекоммуникации;
  • энергетика.

В соответствии с условиями программы государственную финансовую поддержку получают инвестиционные проекты стоимостью от 1 млрд до 20 млрд руб. Не менее 20% стоимости проекта заемщик должен будет оплатить сам. Заемщику предоставляется целевой заем уполномоченным банком в рублях под 9% в год. Причем средства, затраченные банками, на предоставление кредитов, будут Банком России им возмещены. В настоящий момент для участия в программе отобраны 10 российских кредитных организаций и международных финансовых организаций – с их списком можно ознакомиться на официальном сайте Минэкономразвития России. Процентная ставка по заему рассчитывается по следующей формуле: 6,5% – определяемая Банком России ставка рефинансирования кредитов на инвестиционные проекты (информация Банка России от 25 апреля 2014 года) + 2,5%. Первая составляющая может быть впоследствии установлена в другом размере, а это значит, что условия финансирования предпринимателей могут поменяться.

Важным условием программы является требование о размещении производственной площадки реализуемого проекта на территории России.

Также предусмотрено предоставление государственных гарантий по кредитам, выдаваемых в рамках программы. Гарантии даются по кредитам, выданным на срок от трех до 20 лет, в объеме до 25% обязательств заемщика. Общий объем выделяемых на эти цели средств в текущем году составляет 60 млрд руб (п. 8 раздела 1.1 приложения 39 к Федеральному закону от 1 декабря № 384-ФЗ «О федеральном бюджете на 2015 год и на плановый период 2016 и 2017 годов»).

В реестр отобранных инвестиционных проектов уже попали:

  • запуск 4-го оператора мобильной связи в г. Москве;
  • строительство животноводческого комплекса и приобретение племенного молодняка в Воронежской области;
  • создание нового аэропортового комплекса «Южный» (г. Ростов-на-Дону) и другие (с полным списком проектов можно ознакомиться на официальном сайте Минэкономразвития России). Алексей Вялкин, директор Департамента содействия инвестициям и инновациям Торгово-промышленной палаты Российской Федерации:»К сожалению, финансовая система сейчас устроена таким образом, что банкам неинтересно финансировать производство. Поэтому правильно, что правительство запускает программу поддержки банков и реального сектора экономики дешевыми деньгами через проектное финансирование. И здесь необходимо максимально упростить процедуру отбора таких проектов, регламентировать время от подачи заявки до выделения ресурсов, снизить требования к проектным показателям. Практика работы ТПП РФ с региональными инвестпроектами доказывает необходимость снижения нижней планки вдвое – до 500 млн руб., что позволит помочь привлечь капитал в свои проекты не только крупным, но и средним компаниям. Также важно проработать возможность снижения требуемого объема софинансирования со стороны инициатора проекта. Следующим шагом, возможно, через подзаконные акты, необходимо определить, что в распределении господдержки будет учитываться доля добавленной стоимости: чем она выше, тем на большую поддержку сможет рассчитывать предприятие. Аналогичным образом должна устанавливаться и налоговая нагрузка: чем выше доля добавленной стоимости, тем ниже налог».

Аналогичной мерой финансовой поддержки импортозамещения стало выделение правительством, за счет средств федерального бюджета целевых займов предприятиям, реализующим проекты по импортозамещению. С августа 2014 года действует Фонд развития промышленности, в задачи которого входит финансирование проектов на предпроизводственной стадии. Правда, бюджет его не так велик: 20 млрд руб., при том, что, по данным фонда, с января по апрель 2015 года поступило более 800 заявок на общую сумму порядка 280 млрд руб. от разных компаний. Фонд предоставляет промышленным предприятиям заем на срок от пяти до семи лет по ставке 5% годовых. Предприятия-заемщики должны соответствовать ряду требований:

  • иметь положительную кредитную историю;
  • сумма займа должна быть обеспечена чистыми активами заявителя или предоставленным обеспечением, например, гарантией банка;
  • финансируемый проект должен быть направлен на внедрение передовых технологий, создание новых продуктов или организацию импортозамещающих производств.

Заем от фонда не смогут получить иностранные компании, и компании с офшорной «пропиской», за исключением компаний, получивших статус национального производителя и заключивших специальный инвестиционный контракт.

Новое для российского права понятие «специальный инвестиционный контракт» содержит пока еще не вступивший в силу Федеральный закон «О промышленной политике в Российской Федерации» (ст. 16 Федерального закона от 31 декабря 2014 года № 488-ФЗ). Такой контракт представляет собой форму сотрудничества инвесторов и государства, желающих создать, модернизировать либо освоить производство определенной промышленной продукции в России. При этом органы власти обязуются предоставить инвесторам налоговые льготы и льготы по уплате таможенных платежей, а также гарантии от неблагоприятных изменений действующего законодательства в течение срока действия контракта.

Оценить реальный эффект от такого партнерства пока нельзя, так как соответствующие нормы начнут действовать лишь с 1 июля 2015 года. Однако, есть основания предполагать, что облечение отношений производителя и государства в подобную форму даст большую уверенность в успех таких проектов, чем, например, государственно-частное партнерство за счет создания условий стабильности правового регулирования.

В то же время, перечень инструментов поддержки проектов в сфере импортозамещения планируется расширить. По словам Аркадия Дворковича, полный их комплекс будет разработан к 1 июля текущего года. Так, в конце мая, правительство приняло решение внести на рассмотрение в Госдуму предложение о снижении налоговой нагрузки на вновь создаваемые предприятия по производству товаров (распоряжение Правительства РФ от 22 мая 2015 года № 926-р). Законопроектом предлагается предоставить субъектам РФ право уменьшать налоги для участников региональных инвестиционных проектов путем снижения до 10% налога на прибыль организаций в части налога, поступающей в региональный бюджет, и до 0% – в части налога, поступающей в федеральный бюджет.

Помимо прямой поддержки предприятий планируется введение специальных мер, стимулирующих импортозамещение, в том числе и за счет государственных и муниципальных закупок. Так, правительство достаточно активно пользуется правом ограничивать закупки товаров, происходящих из иностранных государств.

Читать также:  Рост совокупного спроса влияет на снижение государственных расходов на социальные программы

Ограничены закупки отдельных видов товаров иностранного производства, таких, как медицинские изделия, товары машиностроения и легкой промышленности, а также товаров, закупаемых для целей обороны страны (постановление Правительства РФ от 5 февраля 2015 г. № 102, постановление Правительства РФ от 11 августа 2014 г. № 791, постановление Правительства РФ от 14 июля 2014 г. № 656, постановление Правительства РФ от 24 декабря 2013 года № 1224).

Минпромторг России возлагает большие надежды на стандартизацию, как инструмент импортозамещения в государственных закупках. Соответствующие поправки1 в законодательство о контрактной системе находятся в Госдуме на рассмотрении. Планируется уточнить правила описания объекта закупки таким образом, чтобы при их осуществлении преимущество отдавалось продукции, соответствующей национальным стандартам.

Импортозамещение в реальном времени

Во исполнение январского антикризисного плана (распоряжение Правительства РФ от 27 января 2015 года № 98-р) в апреле текущего года Минпромторгом, Минкомсвязью, Минтрансом и Минэнерго России было разработано 19 отраслевых программ импортозамещения на ближайшие годы. В рамках подготовленных программ запланированы мероприятия в таких отраслях промышленности, как:

Как сообщил на брифинге по итогам правительственного совещания в начале апреля текущего года зампред правительства Аркадий Дворкович, в рамках этих программ планируется реализовать в общей сложности примерно 2,5 тыс. проектов. Директор Департамента содействия инвестициям и инновациям ТПП РФ Алексей Вялкин добавляет, что реализация этих программ позволит даже в самых чувствительных секторах, например, станкостроении, сократить импортозависимость с текущих 88% до 40% к 2020 году. Осуществление этих мер потребует 159 млрд руб. бюджетных средств. Однако планируется, что в 20-летней перспективе это послужит привлечению в бюджет доходов в объеме до 2,2 трлн руб. (прирост в 13,6 раз).

Толкование юридического или экономического термина можно узнать в системе ГАРАНТ. Для этого нужно вызвать вкладку со списком терминов толкового словаря (F12) и ввести соответствующий запрос, например «импортозамещение». Для термина, встретившегося при чтении документа, можно вызвать словарь выделив нужный фрагмент (или наведя курсор на отдельное слово) и вызвав команду «Найти в Толковом словаре», нажав правую кнопку мыши. 

На недостатки правового регулирования политики импортозамещения в фармацевтической отрасли сетует генеральный директор Ассоциации Российских фармацевтических производителей Виктор Дмитриев. При этом, подчеркивает он, отечественная фармацевтическая промышленность фактически уже много лет работает в этом направлении, воспроизводя копии оригинальных лекарственных средств. Так, любой так называемый дженерик (воспроизведенный препарат) представляет собой повторение оригинального лекарства, как правило импортного происхождения. поэтому импортозамещение для фармацевтики, по мнению эксперта, – это ежедневная, рутинная работа и принципиальных новелл в этом вопросе не существует. Одновременно, Виктор Дмитриев отмечает проблему, аналогичную сложившейся на рынке программного обеспечения: организация производства лекарства само по себе не столь затруднительна, как вывод созданного препарата на рынок. Правительство еще в сентябре прошлого года разместило для общественного обсуждения проект постановления, которое в отрасли называют «третий – лишний»: об ограничении участия в бюджетных торгах поставщиков импортных препаратов при наличии двух и более участников, предлагающих отечественные лекарственные средства. Однако, дальше проекта, дело до сих пор не продвинулось.

Кроме этого, по словам Виктора Дмитриева, доработки требуют существующие регистрационные процедуры. Например, несмотря на то, что регистрировать фармацевтические субстанции не нужно, закон требует их внесения в государственный реестр лекарственных средств (п. 2 ч. 1 ст. 33 Федерального закона от 12 апреля 2010 г. № 61-ФЗ «Об обращении лекарственных средств»), что фактически является повторением процедуры регистрации. Поэтому российские производители лекарств проигрывают зарубежным конкурентам, которые выходят на рынок с уже готовым лекарственным средством и не обязаны заносить в реестр субстанцию в его составе.

Российская индустрия разработки программного обеспечения по праву считается одной из динамично развивающихся отраслей отечественной экономики. Ряд российских программных продуктов стабильно пользуются спросом не только в странах ближнего зарубежья, но и на глобальном рынке. В этом есть и заслуга государства. Так, начиная с 2011 года разработчики программного обеспечения выплачивают страховые взносы в пониженном размере (п. 6 ч. 1, ч. 3 ст. 58 Федерального закона от 24 июля 2009 г. № 212-ФЗ «О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования»).

Государственные программы поддержки импортозамещения

Евгения Василенко, исполнительный директор Ассоциации Разработчиков Программных Продуктов «Отечественный софт»:

«В структуре затрат компаний-разработчиков программного обеспечения расходы на оплату труда занимают порядка 80%, поэтому принятое в свое время решение создало для них комфортные условия. В то же время, для реализации комплексной политики импортозамещения в области разработки программных продуктов существующих мер недостаточно. Несмотря на то, что Президент РФ Владимир Путин еще год назад, на XVIII Петербургском международном экономическом форуме, четко обозначил цель на импортозамещение в производстве программного обеспечения, ситуация не изменилась, а в чем-то и ухудшилась. Не было принято ни одного профильного нормативного акта, а иностранные производители софта значительно активизировались на нашем рынке: стало сложнее конкурировать с ними. И тут проблема не в том, чтобы создать продукт, а в том, чтобы довести его до конечного потребителя. У наших компаний нет рекламных бюджетов, сравнимых с выделяемыми на продвижение своих продуктов зарубежными производителями. Не можем мы конкурировать с ними и по цене – будем продавать себе в убыток. Поэтому, лучшее что может сделать государство – помочь компаниям вывести продукт на рынок».

Спустя практически год соответствующие проекты законов2 и нормативных актов подготовили3. В целом снизить зависимость от иностранного программного обеспечения предполагается, сделав рынок государственного заказа более доступным для отечественных компаний. Предложенные проекты подразумевают максимальное ограничение возможности закупать иностранное программное обеспечение, за исключением случаев отсутствия отечественных аналогов необходимых программ, или если имеющееся не соответствуют предъявляемым заказчиком требованиям. В этом случае заказчики должны будут обосновать свой выбор в пользу иностранного софта, чтобы российские разработчики были информированы о потребностях рынка. Одновременно предполагается признавать программное обеспечение отечественным, если оно было внесено Минкомсвязью России в соответствующий реестр.

Темпы без качества не темпы, а – профанация

В конце апреля распоряжением правительства была учреждена Автономная некоммерческая организация «Российская система качества» (распоряжение Правительства РФ от 30 апреля 2015 г. № 780-р). Член межведомственной рабочей группы по созданию Российской системы качества Елена Саратцева пояснила порталу ГАРАНТ.РУ, Российская система качества создается в целях продвижения на внутренний и внешние рынки российских товаров высокого качества, а также повышения доверия в отношении российской продукции. Кабмин на своем официальном сайте отмечает, что помимо прочего Российская система качества должна послужить решению задачи импортозамещения. Над созданием АНО «Роскачество», помимо Минпромторга России, работали Минсельхоз России, Росстандарт, ТПП РФ, Общероссийская общественная организация малого и среднего предпринимательства «ОПОРА РОССИИ»и другие общественные и научные организации и объединения.

Планируется, что товары для испытаний в аккредитованных при АНО «Роскачество» лабораториях будут закупаться в точках розничных продаж на территории России. Результаты испытаний будут опубликованы в открытом доступе на официальном сайте Роскачества.

Продукции, успешно прошедшей процедуру добровольной сертификации, будет присваиваться российский Знак качества. При этом сертификация продукции для получения будет полностью бесплатной для производителей. Право маркировать продукцию Знаком качества будет выдаваться сроком на два либо на три года (в зависимости от категории продукции), после чего товар может вновь пройти добровольную сертификацию Роскачества. Причем в случае поступления от населения жалоб на качество продукции, получившей российский Знак качества, будут проводиться внеплановые проверки этой продукции. Если информация о несоответствии требованиям по качеству или локализации, подтвердится, то право на использование Знака качества у такого товара будет отозвано.

Организация финансируется за счет средств федерального бюджета, добавляет Елена Саратцева, этим обеспечивается независимость исследований и сертификации. Уже в этом году Роскачество проведет веерные исследования продукции в 30 категориях. В выборку каждого исследования будет включена большая часть товаров, представленных в каждой категории (до 50 образцов). Предполагается, что первые Знаки качества будут присвоены уже в текущем году. 

Защитные меры: обратная сторона медали

В то же время, защитные меры, несмотря на свою очевидную пользу для отечественных производителей, могут нести в себе и скрытые угрозы экономике. К примеру, эмбарго на ввоз в нашу страну продуктов питания из поддержавших антироссийские санкции стран ощутимо снизило конкуренцию российских фермеров с зарубежными производителями на продовольственном рынке. На первый взгляд может показаться, что такие внешнеполитические меры сыграли исключительно на руку отечественным производителям-аграриям. Однако Счетная Палата РФ в своем докладе, опубликованном в октябре 2014 года, выражает опасения в связи с возможным ускорением инфляции в случае, если Россия не справится с полным замещением импорта продовольствия и сырья, попавших под эмбарго. А скорость восполнения образовавшегося дефицита, подчеркивает ведомство, ограничена возможностями имеющихся производственных мощностей.

Опять же, при производстве некоторых продуктов питания используется импортное сырье, доступ производителей к которому прекратился. Сергей Фахретдинов, член координационного совета Общероссийской общественной организации «Деловая Россия», член Общественной палаты РФ, добавляет, что проблема нехватки незаменимого для выпуска отечественной продукции сырья остро стоит и в высокотехнологичных отраслях. Так, по его словам, российская нефтехимическая промышленность, продуктами которой пользуются практически все отрасли, сильно отстает от передовых стран. На восполнение дефицита химического сырья за счет внутренних ресурсов потребуются значительные усилия и время.

Можно констатировать, что в России дан старт глобальной кампании по удовлетворению внутреннего спроса силами отечественных производителей. В то же время, эксперты говорят о необходимости придания этому процессу большей системности. Так, по мнению первого вице-президента Общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства «ОПОРА РОССИИ» Владислава Корочкина, необходимо создать набор постоянно действующих механизмов, которые бы позволяли ставить конкретные задачи, и внедрить инструменты, позволяющие отслеживать их исполнение, иначе процесс импортозамещения снова примет хаотический характер.

Читать также:  Программа приватизации государственных и муниципальных предприятий в г. Москве на 1992 год – Власть – Коммерсантъ

Кроме того, возникает закономерный вопрос: по какому сценарию пойдет процесс? Будет ли финалом этой масштабной работы создание продукта – аналога зарубежного, или мы пойдем дальше и в ряде областей сможем побороться за существующие зарубежные рынки? О планах руководства страны на этот счет можно судить по ряду высказываний. Так, Владимир Путин на XVIII Петербургском международном экономическом форуме в мае прошлого года отдельно подчеркивал необходимость подходить к импортозамещению избирательно, осуществлять его только в тех областях, где это перспективно, где отечественная продукция будет конкурентоспособной. Эту же мысль развил Премьер-министр РФ Дмитрий Медведев во время ежегодного доклада Госдуме в апреле этого года, добавив, что импортозамещение не приведет к хозяйственной самоизоляции России. Однако как будет развиваться экономика в реальности, покажет время.

В ходе одной из ключевых сессий проекта «Иннопром онлайн» Минпромторг продемонстрировал систему балльной оценки локализации на примере автопрома. Чтобы получить полный комплект мер господдержки, в 2020-2021 годах производителю достаточно набрать 1500 баллов, в 2025-м — 3701, а к 2028-му — уже 5400. Для понимания: у «Хенде Соляриса», собираемого в России, пока 1410 баллов, но, если планы строительства завода автодвигателей в Санкт-Петербурге реализуются, модель получит сразу плюс 550 баллов. Локализация коробки передач «стоит» дороже — 600, самое ценное — системы управления (1400 баллов) и НИОКР (2000). Аналогичный подход применяется к поставщикам компонентов, допустим, за производство коленчатых валов и цилиндров из российского сырья и материалов начислят 95 баллов. Всего выделено 13 компонентных групп и 150 критических технологических операций. До конца года механизм оценки планируется согласовать.

По словам заместителя министра промышленности и торговли РФ Александра Морозова, в этом году на поддержку спроса, включая прямые и опережающие закупки транспорта в интересах госзаказчиков, а также на льготное кредитование и лизинг выделено 45,5 миллиарда рублей. Это должно простимулировать приобретение более 200 тысяч автомобилей.

Промышленники дополняют: помимо увязки спроса и потребления нужна программа импортозамещения компонентов. По предварительным подсчетам, она обойдется в 240 миллиардов рублей на пять лет, но принесет эффект и самому автопрому, и смежным отраслям — металлургии, нефтехимии, легкой промышленности, радиоэлектронике и IT.

— Одно рабочее место в автомобильной промышленности создает в производстве 5-7 компонентов. В последние годы доля импортных комплектующих выросла в 1,5-3 раза из-за изменения стандартов безопасности и экологичности транспорта, а также стремления производителей соответствовать ожиданиям потребителей по качеству. Если все оставить как есть, две трети господдержки пойдет на создание рабочих мест в США, Китае, Корее, Европе. За десять лет промышленной сборки мы уменьшили импорт готовых машин, но почти вытеснили отечественные марки, а выпуск новых не привел к росту добавочной стоимости и спроса на отечественные автокомпоненты, что угрожает технологической безопасности страны, — рассуждает президент Группы ГАЗ Вадим Сорокин.

Пандемия и разрыв технологических цепочек подтолкнули импортозамещение и в железнодорожном машиностроении. На днях холдинг «Синара-Транспортные машины» (СТМ) приобрел 49 процентов акций «Вагонмаша». Он станет одной из ключевых площадок совместного предприятия «Синара-Шкода», созданного в декабре 2019 года. В развитие мощностей в 2020-2021 годах инвестор собирается вложить 1,5-2 миллиарда рублей. Это позволит производить не только современные трамваи и троллейбусы, но и вагоны метро в России. Также предполагается сопровождение продукции на всем жизненном цикле. С учетом того что недавно СТМ выкупил контрольный пакет компании «РСП-М», в составе которой предприятия в десяти регионах России, в том числе в Челябинской области, модернизируют также рельсошлифовальные поезда.

— Новые подходы востребованы на сети РЖД, а также могут найти применение в городском легкорельсовом транспорте, — прокомментировал сделку генеральный директор СТМ Виктор Леш.

Холдинг, который ранее занимался техникой для междугородных перевозок, теперь намерен участвовать и в комплексном обновлении общественного транспорта в российских городах-миллионниках. На апрельском совещании у президента прозвучала фраза, что в 10-15 мегаполисах программы уже готовы к старту, в том числе в Екатеринбурге и Челябинске. Решится ли уральская столица на концессию в сфере электротранспорта, пока непонятно: разговоры об этом шли с осени 2019 года, но конкретика так и не прозвучала. Первая линия скоростного трамвая от Екатеринбурга до Верхней Пышмы длиной 5,5 километра обошлась региональному бюджету более чем в миллиард рублей. Укладка рельсов еще не завершена, по ним будут курсировать низкопольные трамваи со скоростью до 60 километров в час. Ветки в микрорайоны Академический и Солнечный пока только на бумаге.

Новые автобусы для уральского мегаполиса, к слову, закупают либо в Беларуси, либо в Татарстане. Когда мы попытались узнать, как к инициативе Минпромторга относятся на Курганском автобусном заводе, оказалось, что предприятие «в корпоративном отпуске». В областном департаменте информационной и внутренней политики пояснили, что руководители транспортных организаций и ИП самостоятельно принимают решение о приобретении автобусов той или иной марки. Организатор перевозок устанавливает только класс транспортного средства для конкретных маршрутов.

Между тем многие эксперты уверены, что поддержка не «финишеров», а поставщиков 2-3 порядка, среди которых много малых и средних предприятий, пойдет на пользу всей отрасли. Причем не обязательно изобретать колесо.

— Можно кооперироваться с иностранными компаниями с учетом национальных интересов. Это уменьшает время выхода технологии на рынок. Пример успешного СП — завод «Уральские локомотивы»: электрички «Ласточка», курсирующие по Москве и между регионами, локализованы уже на 80 процентов, — отмечает президент Siemens в России Александр Либеров. — В прошлом году мы подписали соглашение с РЖД о создании инжинирингового центра. Первое задание — проектирование высокоскоростного поезда. Он может быть выпущен еще до 2025 года. Мы передаем знания, инжиниринговые услуги, но поезд будет разработан в России и для российского рынка.

Марина Вшивцева, исполнительный вице-президент Свердловского областного союза промышленников и предпринимателей (СОСПП):

— Тема поддержки поставщиков поднималась на протяжении двух последних лет. В частности, на выставках «Иннопром» 2018-2019 годов проводили форум компонентов, где крупные производители общались с местными поставщиками. Из 100 переговоров примерно десять процентов вылились в контракты. Кроме того, ГИС Промышленности наконец дошла до той стадии реализации, когда заводы могут выстраивать цепочки поставки исходя из информации в ней.

Согласно аналитике, которую СОСПП собирает ежегодно, на первом месте всегда стоит проблема спроса: кому продавать? На втором — обеспечение качественного финансирования по всей цепочке. Предложение Минпромторга как раз про это. К примеру, в пандемию ОПК показал себя одной из наиболее устойчивых отраслей, увеличилась сумма авансирования контрактов, появились заказы, которые планировались только в конце года или в следующем. Но финансируются головные компании, а комплектовщикам деньги доходят с большим временным лагом. Если эта проблема будет решена с помощью нового механизма, выиграет вся экономика.

Почему отрабатывать его решили именно на транспортном машиностроении? Потому что там очень много предприятий задействовано в кооперации. По национальному плану восстановления экономики в крупные инфраструктурные проекты будет вложена серьезная часть бюджета. Но само по себе строительство дорог, в том числе скоростных железнодорожных магистралей, ничего не даст, если по этим дорогам не будет ездить современный транспорт.

В будущем году одним из приоритетов господдержки сельского хозяйства станут вопросы импортозамещения.

Достигнув пороговых значений показателей Доктрины продовольственной безопасности по зерну, сахару, растительному маслу, мясу, рыбе, страна остается импортозависимой по ряду направлений, которые напрямую влияют на насыщение внутреннего рынка. Есть проблемы с отечественными семенами основных сельхозкультур, племенным поголовьем птиц и животных, с некоторыми видами сельхозтехники, а также связанные с кормовой базой и ветеринарными препаратами.

В 2023 году господдержка АПК будет увеличена и составит 445,8 миллиарда рублей, эти средства пойдут на выполнение трех госпрограмм, сообщили в Минсельхозе России. Цель программ — решение вопросов по импортозамещению и комплексному развитию АПК и сельских территорий.

Структура расходов на АПК

По данным Минсельхоза России, бюджет госпрограмм по комплексному развитию сельских территорий и эффективному вовлечению в оборот земель сельхозназначения и развитию мелиорации увеличен: на первую планируется направить 59,9 миллиарда рублей, что на 7,4 миллиарда больше, а на вторую — 38,4 миллиарда, рост составил 13,2 миллиарда рублей.

В рамках госпрограммы АПК несколько сокращены объемы поддержки льготного кредитования экспортно ориентированных предприятий, субсидии производителям зерновых культур и предприятиям хлебопекарной промышленности. Но при необходимости финансирование будет увеличено. Источником, как и в 2022 году, станут экспортные пошлины.

«От общего объема средств, предусмотренных на госпрограмму АПК в 2023 году, половина — 173,4 миллиарда рублей — будет направлена на стимулирование инвестиционной деятельности, четвертая часть — 83,4 миллиарда рублей — на развитие отраслей и техническую модернизацию АПК. Еще 12 процентов средств, или 41,4 миллиарда рублей, планируется направить на поддержку экспорта. На субсидии производителям зерновых культур предусмотрено 10 миллиардов рублей», — сообщили в минсельхозе. Вырастут объемы поддержки таких направлений, как виноградарство и виноделие, закладка многолетних насаждений, племенное животноводство и мясное скотоводство, сельский туризм.

Есть и нововведения. Так, поддержка производства и реализации молока будет проводиться только в рамках стимулирующей субсидии, при этом ее совокупный объем в 2023 году увеличен более, чем на 2,7 миллиарда рублей. С 2023 года поддержка овощеводства вынесена из всех текущих субсидий в отдельный федеральный проект с объемом финансирования пять миллиардов рублей. В компенсирующей субсидии упрощен расчет лимитов на страхование. Введена новая субсидия — на один килограмм живой массы крупного рогатого скота не старше 24 месяцев, направленного на убой, и уточнены показатели по приобретению племенного молодняка.

Кроме того, правила предоставления субсидий на компенсацию части прямых понесенных затрат дополнены двумя направлениями — объекты по производству кормов для аквакультуры, а также приобретение и ввод в промышленную эксплуатацию маркировочного оборудования для внедрения обязательной маркировки отдельных видов молочной продукции.

Читать также:  Государственная программа ставропольского края экономическое развитие и инновационная экономика

Развитие семеноводства

Один из актуальных вопросов импортозамещения — развитие собственной семеноводческой базы. Сейчас, по экспертным оценкам, доля импортных семян в российском растениеводстве составляет около 55 процентов для кукурузы, 65 процентов для картофеля, 73 процента для подсолнечника, более 80 процентов для овощей и 97 процентов для сахарной свеклы. При этом в Доктрине продовольственной безопасности обозначено, что доля отечественных семян в сельском хозяйстве страны к 2030 году должна составить не менее 75 процентов.

Правительство расширило комплекс мер поддержки отрасли. С 2023 года с 20 до 50 процентов должен увеличиться размер возмещения части затрат на создание или обновление селекционно-семеноводческих комплексов. Также расширится грантовая поддержка аграриев, участвующих в реализации комплексных научно-технических проектов, в том числе в области семеноводства технических культур.

«После введения санкций отрасль семеноводства испытывает дефицит оборудования. Нужна узкоспециализированная техника, семеноводческие комбайны. При этом большинства позиций такой техники пока нет в разрешенных к ввозу в рамках параллельного импорта. Нужен комплекс протекционистских мер для семеноводческих хозяйств. Надеемся, что новый, созданный в этом году департамент селекции и семеноводства Минсельхоза России, сможет консолидировать проблематику селекционно-семеноводческих хозяйств и проработает пути решения многих вопросов», — заявил «РГ» Александр Закускин, руководитель проектов по GR кукурузокалибровочного завода «Золотой початок».

Говоря о мерах поддержки семеноводства, эксперт отметил позитивные сдвиги. В их числе, помимо упомянутой поддержки создания и модернизации семеноводческих центров, обнуление ставки НДС на три-пять лет для семян сельхозрастений отечественной селекции с 2023 года. Важно и закрепление на законодательном уровне понятия «семена отечественной селекции» — именно такое понятие используется в Доктрине продовольственной безопасности. Законодательное закрепление определения позволит в дальнейшем оказывать господдержку именно производителям семян сортов (гибридов) отечественной селекции и объективно судить о выполнении параметров доктрины.

Импортозамещение в животноводстве

Пока высок и уровень импортозависимости от зарубежного генетического материала в животноводстве, отмечает в разговоре с «РГ» Надежда Орлова, завотделом экономики инноваций в сельском хозяйстве Института аграрных исследований НИУ ВШЭ. «Наибольшая фактическая зависимость характерна для интенсивного индустриального птицеводства и свиноводства», — подчеркивает эксперт.

По словам Надежды Орловой, для развития собственного птицеводства необходимо поддерживать разработку готовых решений по массовому размножению кроссов и стабильности получаемого генетического поголовья, а также по созданию совместных предприятий с племенными репродукторами из Турции или Аргентины. «Эти страны еще не монополизированы европейскими и американскими производителями племенного поголовья птицы», — отмечает Надежда Орлова.

В качестве решения проблем для свиноводства экспертами предлагается введение программы по управлению качеством текущего поголовья и вывода из него худших по производительности и генетике животных.

Что касается крупного рогатого скота, то также стоят задачи повышения эффективности отечественной племенной работы на принципах геномной селекции.

Дело техники

До введения санкций примерно 50 процентов сельскохозяйственной техники приходилось на зарубежную, соответственно, ей были необходимы комплектующие и сервисное обслуживание.

После санкций ситуация осложнилась тем, что в России часть узлов и комплектующих не производится, поэтому нужна замена, отмечает в разговоре с «РГ» зампредседателя комитета МТПП по развитию предпринимательства в АПК Марина Петрова. «Разумно создать рабочую межфункциональную группу с участием минсельхоза, минпромторга, представителей машиностроительных предприятий и инжениринговых компаний, чтобы начать запуск основных технических узлов», — говорит эксперт.

При этом нельзя сказать, что какая-либо категория импорта создала непреодолимые трудности для сельхозпроизводителей в этом году. «Сельхозпроизводители в 2022 году были готовы к посевным и уборочным работам, отрасль не ощутила острой нехватки техники. Если наладится процесс параллельного импорта и будет урегулирован вопрос выдачи электронных паспортов для сельхозтехники, проблема будет решена и в следующем году», — рассказал «РГ» Михаил Фролов, партнер практики АПК компании «Технологии доверия».

При этом отечественные проекты в селекции, генетике и производстве техники являются капиталоемкими с длинными сроками реализации и, соответственно, окупаемости. Такие проекты активизируются, но процесс будет небыстрым, отмечает Михаил Фролов. Первые масштабные результаты можно будет увидеть примерно через пять лет.

Импортозамещение в сфере IT

4 мая 2022

Цифровая трансформация, которая является одной из национальных целей развития России до 2030 года (подп. «д» п. 1, подп. «д» п. 2 Указа Президента РФ от 21 июля 2020 г. № 474), неразрывно связана с другим реализуемым в стране масштабным проектом – по импортозамещению в сфере информационно-коммуникационных технологий. Изначально об этих двух процессах говорилось в первую очередь применительно к госорганам и компаниям с государственным участием – с 1 января 2016 года, напомним, действует запрет на приобретение программ для ЭВМ и баз данных иностранного происхождения и прав на них в рамках закупок для обеспечения государственных и муниципальных нужд (п. 2 Постановления Правительства РФ от 16 ноября 2015 г. № 1236). Исключения два: если в едином реестре российских программ для ЭВМ и баз данных (далее – реестр российского ПО) и едином реестре программ для ЭВМ и баз данных ЕАЭС нет программ того же класса, что и планируемое к закупке ПО, а также если решения, включенные в российский и евразийский реестры, не соответствуют по своим функциональным, техническим или эксплуатационным характеристикам тем требованиям, которые заказчик предъявляет к нужному ему ПО.

Необходимость проведения цифровой трансформации именно на базе отечественных решений прямо закреплена в национальной программе (нацпроекте) «Цифровая экономика»: согласно установленным в паспорте проекта целевым показателям стоимостная доля закупаемого или арендуемого органами власти отечественного ПО должна расти на 5% ежегодно и с 70% в 2020 году увеличиться до 90% в 2024 году. Для государственных корпораций и компаний с гоусчастием данный показатель должен вырасти с 50% в 2020 году до 70% в 2024 году.

Федеральные органы исполнительной власти и государственные внебюджетные фонды, напомним, еще в 2017-2018 годах должны были перейти на отечественное офисное программное обеспечение (согласно Распоряжению Правительства РФ от 26 июля 2016 г. № 1588-р), органам власти регионов и МСУ было рекомендовано сделать это до конца 2020 года. А до 2021 года предполагалось организовать переход на использование преимущественного российского ПО подведомственных органам власти и МСУ, а также государственным внебюджетным фондам учреждений, предприятий и организаций (Приказ Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций РФ от 8 мая 2019 г. № 184).

Госкомпаниям рекомендовалось утвердить планы мероприятий по переходу на преимущественное использование отечественного ПО, в том числе офисное, на 2018-2021 годы (Приказ Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций РФ от 20 сентября 2018 г. № 486). В прошлом году ряду из них – акционерным обществам с государственным участием, включенным в специальный перечень – директивами по цифровой трансформации госкомпаний, утвержденными Правительством РФ, было предписано в срок до 1 сентября 2021 года актуализировать или разработать (при отсутствии) собственные стратегии цифровой трансформации. В этих стратегиях, в частности, должны быть предусмотрены положения о достижении к 2024 году 70%-ной доли расходов АО на закупку отечественного ПО и связанные с ним работы (услуги) в общей доле соответствующих затрат компании, а также увеличение к 2030 году вложений в российские IT-решения в четыре раза по сравнению с уровнем 2019 года (что соотносится с показателями, установленными нацпроектом «Цифровая экономика» и Указом Президента РФ от 21 июля 2020 г. № 474). А в целом разработанные или обновленные документы должны соответствовать утвержденным Минцифры России Методическим рекомендациям по цифровой трансформации государственных корпораций и компаний с государственным участием. При этом, по словам заместителя Председателя Правительства РФ Дмитрия Чернышенко, предполагается, что на первом этапе директивы будут распространяться только на включенные в перечень акционерные общества, а к 2024 году к их исполнению присоединятся все компании, доля участия государства в которых составляет не менее 50%1.

Тем не менее пока доля отечественных программных продуктов от всего ПО, которое используется в госсекторе и государственных корпорациях, составляет, по оценке члена правления Ассоциации разработчиков программных продуктов «Отечественный софт», председателя совета директоров компании «АСКОН» Александра Голикова, около 30%.

Однако сложившаяся на сегодняшний день ситуация, очевидно, сильно ускорит процесс импортозамещения в сфере IT. Во-первых, с 31 марта текущего года юридическим лицам, перечисленным в Федеральном законе от 18 июля 2011 г. № 223-ФЗ, за исключением организаций с муниципальным участием, запрещено осуществлять закупки иностранного ПО, в том числе в составе программно-аппаратных комплексов, для использования на принадлежащих им значимых объектах критической информационной инфраструктуры (КИИ) без согласования с уполномоченным Правительством РФ федеральным органом исполнительной власти (Указ Президента РФ от 30 марта 2022 г. № 166). А с 1 января 2025 года таким заказчикам и органам власти в принципе нельзя будет использовать иностранное программное обеспечение на значимых объектах КИИ. В течение месяца с момента принятия данного указа Правительство РФ должно утвердить требования к ПО, которое органы власти и обозначенные заказчики используют на объектах КИИ, и правила закупок последними необходимых иностранных программных продуктов. В течение шести месяцев – реализовать мероприятия по обеспечению преимущественного применения субъектами КИИ отечественных радиоэлектронной продукции и телекоммуникационного оборудования, в том числе определить сроки и порядок перехода субъектов КИИ на доверенные программно-аппаратные комплексы и обеспечить организацию деятельности научно-производственного объединения, специализирующегося на разработке, производстве, технической поддержке и сервисном обслуживании таких комплексов для КИИ.

Во-вторых, многие иностранные IT-компании: Adobe, Alphabet, Amazon, AMD, Apple, Autodesk, Buypass, Cisco, Dell Technologies, Ericsson, Fortinet, GitLab, HPE, IBM, Intel, JetBrains, Microsoft, NetApp, Oracle, Red Hat, SAP, TeamViewer, VMware и др.2 – приостановили или полностью прекратили деятельность в России, что делает невозможным или существенно ограничивает не только покупку их программных и аппаратных продуктов российскими пользователями, но и обновление и техподдержку ранее приобретенных, что само по себе должно послужить серьезным стимулом для перехода на отечественные аналоги.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *